5  декабря 2018 года  в храме Трех Святителей в  Ужгородском замке (Закарпатье, Украина), некогда принадлежавшем князьям Корятовичам, состоялась канонизация благоверной княгини Иулиании  Тверской, матери великого польского короля Владислава Второго Ягайлы.
Подвижница благочестия была внучкой благоверного князя Михаила Тверского и его супруги, святой княгини Анны Кашинской по линии отца. А по лини матери, галицкой княжны Анастасии Львовны была правнучкой короля Даниила Галицкого и внучкой венгерской принцессы Констанции, происходившей из Закарпатья.

Среди родственников и предков благоверной Иулиании мы встречаем и католическую святую… Елизавету Тюренгенскую, с одной стороны, и Петра и Февронию с другой. Благое наследие своих святых предков княгиня реализовала в своем многотрудном житии.
Комиссия по канонизации святых Украинской Автокефальной Церкви (каноничная церковная юрисдикция в составе Константинопольского Патриархата) во главе с епископом Ужгородским и Закарпатским Кириллом (М.И. Михалюком) рассмотрела подвижническое житие литовско-украинской княгини, её труды по распространению Христианства в Литве и Украине, деятельную заботу по восстановлению Киева после монголо-татарского нашествия,  активное храмоздательство, участие в решении геополитических проблем Украины, прежде всего в избавлении от монголо-татарской зависимости. После длительного изучения исторических материалов комиссия постановила причислить княгиню к лику местоночтимых святых и установить ей празднование 17 марта по новому стилю в день её блаженной кончины. Вопрос об общецерковном прославлении княгини Иулиании будет рассмотрен на поместной соборе.
Об этом в торжественной обстановке после литургии, посвященной 700-летнию со дня мученической кончины великого князя Тверского Михаила Ярославича (+ 05.12.1318) владыка Кирилл возвестил собравшимся. В Проповеди просвещённый иерарх отметил, что политика Тверского княжеского Дома в условиях постоянной борьбы с Московской и Ордынской агрессией носила гуманистический характер, поскольку базировалась на христианских ценностях. В каждом поколении тверских правителей были святые. Одна из них, благоверная Иулиания, Супруга Литовского князя Ольгерда, активно потрудилась на благословенной Украинской земле, входившей тогда в состав Великого княжества Литовского и Русского.
Сегодня большинство историков сходятся во мнении, заметил владыка Кирилл, что без окончательной христианизации литовское государство (в состав которого тогда входили земли Украины и Беларуси) не имело бы шансов на выживание. Весьма вероятно, что именно благодаря принятию христианства племя самих литвинов, (благодаря деятельности княгини Иулиании, и её семьи) избежало судьбы многих других племен в регионе, отказавшихся от христианства, от которых до наших дней дошли лишь названия. Именно это произошло с некогда могущественным западнославянским племенем велетов (полабских славян, относившихся, как и поляне, к т.н. лехитским племенам и населявших земли современной восточной Германии) или пруссами, жившими на обширных и труднодоступных территориях, простиравшихся от Литвы до Мазурских озер.
В своей проповеди, ужгородский епископ сугубо отметил, что Хри­сти­ан­ство вы­со­ко це­нит жен­щи­ну как мать. Ма­те­рин­ство пре­об­ра­жа­ет че­ло­ве­че­скую лю­бовь, при­об­ща­ет че­ло­ве­ка к тайне рож­де­ния жиз­ни, со­здан­ной для веч­но­сти, для ра­до­сти и кра­сот. Жен­щи­на-мать яв­ля­ет­ся хра­ни­тель­ни­цей се­мьи и се­мей­но­го оча­га. От ее мяг­ко­сти, за­бот­ли­во­сти, тер­пе­ния, спо­соб­но­сти жерт­вен­но слу­жить за­ви­сит внут­рен­ний мир и устой­чи­вость се­мьи. На жен­щине ле­жит вы­со­чай­шая за­да­ча – вос­пи­та­ние но­вых граж­дан Цар­ства Небес­но­го. Та­кой ма­те­рью бы­ла ве­ли­кая кня­ги­ня Иулиания. Зна­ме­на­тель­но ду­хов­ное пре­ем­ство свя­тых Оль­ги и благоверной Иулиании: свя­тая рав­ноап­о­столь­ная Оль­га стро­ит храм Свя­той Со­фии в Ки­е­ве – глав­ный храм Ки­ев­ской Ру­си; благоверная Иулиания участ­ву­ет в за­клад­ке и стро­и­тель­стве многих храмов на Литве.
Княгиня Иулиания по­ло­жи­ла на­ча­ло со­еди­не­нию двух пу­тей свя­то­сти – свя­тых бла­го­вер­ных кня­гинь (ца­риц) и пре­по­доб­ных, т.е. де­я­тель­но­го слу­же­ния ми­ру и мо­лит­вен­но­го со­зер­ца­ния, мо­на­ше­ско­го по­дви­га. Иулиания Тверская соединила подвиг гражданского служения своему народу и родной земле с монашеским подвигом, восстанавливая царское достоинство человека.
Древ­не­рус­ский се­мей­ный быт был ос­но­ван на стро­гом бла­го­че­стии, ис­пол­не­нии еже­днев­но­го мо­лит­вен­но­го пра­ви­ла, чте­нии Свя­щен­но­го Пи­са­ния, Псал­ти­ри, жи­тий свя­тых, хож­де­нии в храм. Се­мья – это преж­де все­го до­маш­няя цер­ковь. Ду­хов­ным иде­а­лом ве­ру­ю­щих рус­ских лю­дей был об­раз мо­на­ха-по­движ­ни­ка. И мно­гие рус­ские лю­ди же­ла­ли мо­на­ше­ства, как увен­ча­ния жиз­нен­но­го пу­ти.
Бла­го­вер­ные кня­ги­ни Ру­си, ов­до­вев, по слову епископа Кирилла, не вы­хо­ди­ли за­муж во вто­рой раз, хо­тя Цер­ковь не за­пре­ща­ла вто­рой брак. Мо­на­ше­ский по­стриг – об­ру­че­ние Небес­но­му Же­ни­ху – стал пу­тем, ко­то­рый наи­бо­лее со­от­вет­ство­вал иде­а­лу жиз­ни вдо­вы. По­это­му по­стриг вдов в кня­же­ской и бо­яр­ской сре­де стал по­чти пра­ви­лом. Цер­ковь укра­ша­ла мо­на­ше­ским чи­ном за­вер­шен­ный по­двиг су­пру­же­ской жиз­ни. Рус­ско­му на­ро­ду кня­ги­ни-ино­ки­ни яв­ля­ли при­мер до­стой­но­го за­вер­ше­ния еди­но­бра­чия.
Осо­бен­ность пу­ти благоверной Иулиании рас­кры­ва­ет­ся в ее про­ис­хож­де­нии. Дочь тверского князя тру­дит­ся над со­зи­да­ни­ем Свя­той Ру­си, вста­ет вме­сте со свя­той Оль­гой в ос­но­ва­нии ле­стви­цы жен­ской царственой свя­то­сти. Благоверная Иулиания усво­я­ет чу­жих как сво­их, не де­лая раз­ли­чия, со­зи­дая един­ство ро­да че­ло­ве­че­ско­го.
В  её об­ра­зе мы ви­дим ис­то­ки мно­гих ос­нов­ных на­прав­ле­ний ду­хов­но­го труж­де­ния венценосных  жен­щин. По­да­ва­е­мая ею бла­го­дат­ная по­мощь осо­бен­но дей­ствен­на сей­час. В княгине Иулиании яр­ко про­яви­лось твор­че­ское на­ча­ло че­ло­ве­че­ской лич­но­сти, и по­то­му она име­ет воз­мож­ность по­мочь в вы­бо­ре пу­ти. Вся ее жизнь бы­ла слу­же­ни­ем Бо­жи­ей Ма­те­ри, ода­рив­шей свя­тую бла­го­дат­ны­ми да­ра­ми и счаст­ли­вым ма­те­рин­ством. По­это­му так мно­го зна­чит пред­ста­тель­ство благоверной Иулиании пе­ред Пре­чи­стой.
У литовцев не было своей письменности, и все государственное делопроизводство велось на западном диалекте старорусского языка. Более того, и литовская знать свободно говорила по-русски. Потому Литву времен Ольгерда часто зовут Литовско-Русским государством.
В целом именно княгиня Иулиания определила освободительную политику славян от захватчиков, реализованную её мужем и сыном, королем Владиславом-Ягайлой. Так, осуществлённая её супругом Ольгердом  Битва на Синих водах в 1362 году как результат совместной военной акции литовско-украинско-белорусского войска, обозначила новый этап славянской истории. Центрально-славянские земли (Украина) вышли из-под власти Золотой Орды. Золотая Орда теряла величие и концентрировала свои усилия на внутренних проблемах.
Воспользовавшись внутренними неурядицами в Золотой Орде, вызванными гибелью ханов Джанибека и Бердибека, великий князь литовский Ольгерд организовал кампанию на татарские земли. Литовцы и украинцы одержали решающую победу над тремя местными нойонами хана Мурада. В результате победы большая часть современной Украины (в том числе малонаселённые Подолье и Северное Причерноморье) с Киевом, уже находившимся под литовским влиянием после битвы на реке Ирпень 1324 года, оказались полностью освобождёнными от монгольского влияния. Напомним, что велико-российские княжества избавились от ига только в 1480 году.

Историческое значение битвы под Синими Водами трудно переоценить. Ордынцы впервые потерпели столь сокрушительное поражение. Земли в междуречье Дона и Днепра вышли из-под их подчинения. Киев татары оставили без боя, и князь Ольгерд действительно посадил там своего сына Владимира, однако после битвы, а не до нее.
Несколькими десятилетиями ранее немецкий Орден попытался подчинить северо-западные русские территории, но это закончилось поражением от Александра Невского (двоюродного прадеда благоверной Иулиании) на Чудском озере в 1242 году. Во второй половине 14 в. экспансия Тевтонского ордена на польские и литовские земли продолжалась. В противовес агрессивной политики Тевтонского ордена в 1386 была заключена польско-литовская уния. В 1399 тевтонцы захватили провинцию Жемайтия, принадлежавшую Литве. В 1409 последовало восстание жемайтов против захватчиков и послужило началом к «великой войне» Польши и Литвы против Тевтонского ордена.
Летом 1410 на Висле сын благоверной княгини, мудрый польский король Владислав Второй Ягайло (Ягелло), соединился с войсками великого князя литовского Витовтом. К объединенному польско-литовскому войску присоединились славянские (белорусские, украинские) отряды (хоругви) из Смоленска, Полоцка, Галича, Киева и других городов, чешские отряды во главе с Яном Жижкой, ставшим впоследствии предводителем гуситского движения в Чехии. От нанесенного удара Орден так и не смог оправиться, несмотря на то, что политики Польши и Великого княжества Литовского не сумели в полной мере воспользоваться плодами победы. В последующих столкновениях с соседями вплоть до 1525 г., года ликвидации Ордена, он боролся лишь за сохранение своих позиций. Угроза агрессии со стороны немецких феодалов по отношению к полякам, литовцам, восточным славянам была надолго устранена.
Она не только остановила на четыре столетия дальнейший напор германских племен на исконные славянские земли, но и явилась первым этапом на пути возвращения польских земель, захваченных крестоносцами. Грюнвальдская битва укрепила положение Польши на востоке, возвела польское государство в ряд могущественных и влиятельных европейских держав и еще теснее связала Польшу с Литвой. Славянскому востоку она открыла свободные пути к западной цивилизации.
Так, мудрый король Владислав реализовал заветы своей матери. В целом политика тверского княжества (прямо через его непосредственных правителей) или косвенно (через близких родственников и потомков) была направлена и ориентирована на западные рубежи и ценности. Но пост-ордынская Московия аннексировала Тверь в 1485 году. Княжество пришло в упадок. А потомки тверской династии вплоть до середины 17 столетия успешно управляли Речью Посполитой и утверждали славянские народы по пути приобщения к ценностям  христианской культуры.

Евгений Никольский, доктор богословия, профессор.