После небольшого перерыва Лекторий Московского дома Ахматовой вновь распахнул двери для своей ставшей уже постоянной аудитории.
В пространстве Ахматовского царила блистательная художница Александра Николаевна Прегель (1907-1984), жизнь и творчество которой стали неотъемлемой частью истории Российского Зарубежья. Сегодня она возвращается на родину – не сама, но своим восхитительным творчеством, которое должно, наконец, занять достойное место в той стране, которую она вынуждено покинула, но которая всегда жила в ее сердце с надеждой на возвращение.
Нашим гостям представилась совершенно уникальная возможность — они услышали рассказ об Александре Прегель, ее семье и ближайшем окружении из уст очень близкого для нее человека Юлии Владимировны Гаухман — представительницы рода Прегель, хранителя художественного наследия и архива Александры Николаевны. Юлия Гаухман — автор первого обобщающего труда об Александре Прегель. На страницах книги отображены неизвестные российской аудитории основные этапы жизни и творчества художницы.
Вера Калмыкова – известный искусствовед, автор многочисленных работ по истории живописи, единственный на сегодня в России знаток творчества Александры Прегель, проиллюстрировала свой рассказ замечательной презентацией, в которой были представлены уникальные фотографии из архива семьи Прегель.
Выставка одного дня была представлена графикой Александры Прегель из частных коллекций Юлии Гаухман, Веры Калмыковой и Андрея Трубецкого.
В заключение вечера наших гостей ждал музыкальный сюрприз – презентация уникального диска с архивными записями песен Бориса Юльевича Прегеля (в его исполнении), которые он посвятил своей любимой жене.

Махнула память спутанною гривой
И по откосу быстро понесла,
Как будто я – та девочка счастливая,
Как будто я и маленькой была,
Дразнила кошек и собак лохматила;
Считала лесом каждый чахлый сад
И из копилки тайно деньги тратила
На темно-бурый горький шоколад.
И мне являлись феи как ровесницы,
И не пугало ведьмы помело.
И кроме запрещенной черной лестницы,
Все было ясно, просто и светло….
/Софья Прегель/
Александра Прегель родилась в семье доктора философии Марии Самойловны Тумаркиной и видного члена партии эсеров, будущего министра внутренних дел Временного правительства Николая Дмитриевича Авксентьева. Брак родителей быстро распался, и Мария Самойловна стала женой литератора Михаила Осиповича Цетлина – внука основателя крупнейшей в России фирмы «Чай Высоцкого». Личностное становление юной Шурочки происходило в удивительном окружении: в «салоне Цетлиных» собирались поэты от Вячеслава Иванова до Маяковского,
здесь можно было встретить Милюкова и Керенского, Бунина, Алданова, Бунакова, Шмелева, Ходасевича и многих других. 
После большевистского переворота семья покинула Россию и обосновалась в Париже. Именно здесь происходило становление будущей художницы: выпускница Национальной французской академии прикладного искусства, ученица Александра Яковлева и Василия Шухаева; ученица и преданный друг великой Натальи Гончаровой – во многих работах Александры Прегель не только визуально, но и энергетически чувствуется ее присутствие. «Салон Цетлиных» продолжал свою жизнь и в Париже, став одним из его культурных центров – здесь на вечере поэта Софии Прегель состоялась знакомство Александры с ее вторым мужем (первый брак был неудачен и скоротечен) и опорой всей жизни — Борисом Юльевичем Прегелем – ученым–физиком, предпринимателем (совладелец рудников в Бельгийском Конго) и коллекционером, человеком необыкновенных дарований, увлекавшимся литературой, музыкой, живописью.
Убежденный противник нацизма, с началом Второй мировой войны он становится одним из создателей антифашистского комитета, и его имя, еще до вступления немцев в Париж, фигурирует в списках гестапо. Прегели покидают Париж. Это событие разделяет творческую жизнь Александры Прегель на «до» и «после», ибо сотни ее картин, оставленных в парижской квартире, были потеряны навсегда… Однако блистательно талантливая, прекрасно образованная, успешная и сказочно богатая, художница никогда не почивала на лаврах, а всегда оставалась той самой маленькой девочкой, воспринимающей мир чистой открытой познанию душой.
В США, где обосновались Прегели, Александра начинает свою творческую жизнь в буквальном смысле с чистого листа – как ребенок начинает делать свои первые шаги…. Необыкновенно сдержанная, закрытая для общения и погруженная в себя она открывается миру через свои фантастические по глубине работы: художница не успела воочию увидеть ужасы войны, но ее полотна войне посвященные необыкновенно реалистичны и пронизаны такой болью и страданием, что сжимается сердце…; стараясь поддержать любимого мужа, она дарит ему возвращение в их общее детство, в мир, кажущийся теперь сказкой – Александра Николаевна создает три рукотворные книги по сказкам Пушкина, и это открывает совершенно новые горизонты всего ее последующего творческого пути.
Блистательно талантливая, прекрасно образованная, успешная и сказочно богатая, она никогда не почивала на лаврах, а всегда оставалась той самой маленькой девочкой, воспринимающей мир чистой открытой познанию душой ……….
О судьбе и творчестве Александры Прегель можно подробно узнать из записи лекции.