Надо сказать, что ХIX и XX века, два столетия революций, оказались на редкость малоудачными для коронованных особ. Ещё в XIX веке мексиканцы расстреляли своего государя, императора Максимилиана. В России в 1918 году заложенная в далёкой Мексике традиция расстрелов бывших императоров была продолжена в Ипатьевском доме (это если не считать, конечно, бомбы «Народной воли», оборвавшей жизнь августейшего дедушки Николая II).
Наш сегодняшний рассказ о последнем христианском императоре Хайле Cелассие I. Его имя в переводе означало «Сила Святой Троицы». Он был последним императором, «царем-царей», (Негусом) Эфиопии. Он был свергнут коммунистами и после недолгого заточения задушен подушкой. Под его руководством эфиопы разбили итальянских захватчиков. При нём страна вышла к морю.
При нем же государство успешно боролось с голодом – вечным бичом Абиссинии. Он строил дороги, электростанции, больницы и школы, развивал экономику. Он веровал во Христа-Спасителя. Он был свергнут коммунистами и злодейски убит. После свержения и убийства императора, в Эфиопии начался кровавый коммунистический эксперимент. Как и любой коммунистический эксперимент он закончился гибелью миллионов человек, обнищанием народа, чудовищным голодом и гражданской войной.
Император Хайле Селассие I вел свой род от царя Соломона и царицы Савской (Савейское государство существовало в 550-115 годах до Р. Х.). Настоящее имя Хайле Селассие было Тефери Меконнын (у эфиопов нет фамилий, второе имя – имя отца). Он родился 23 апреля 1892 года в провинции Харэр, где его отец, рас Меконнын, двоюродный брат и верный сподвижник императора Менелика II, был губернатором. Принц с детства постигал нелегкую науку управления государством. После домашнего обучения у монаха-капуцина он учился в школе для детей высшей знати и постоянно вращался при императорском дворе.
Когда в 1906 году рас Мэконнын умер, лично государь Менелик доверил племяннику провинцию Сэлале. Тэфэри тогда было всего 14. А в 19 он уже получил титул раса, высший феодальный титул в Эфиопии, и вернулся правителем в Харэр, которым ранее правил его отец. Будущий император получил домашнее, церковное, затем светское образование в миссионерской школе. Таким образом, мировоззрение Тефери формировалось под влиянием двух культурных сред – эфиопской-консервативной, в которой он родился и вырос и которая укреплялась в нем с помощью традиционного образования и европейской либерально-демократической, которой он проникся, изучая французский язык и французскую литературу.
Это нашло отражение в его взглядах и подчеркивало их противоречивость в будущем, с одной стороны, император был консерватором, что было свойственно в целом эфиопской правящей элите. Он не стремился радикально изменить существующий порядок, с другой стороны, выступает в роли реформатора или правящего монарха, стремившегося насаждать европейскую цивилизацию на эфиопскую почву. Недаром многие историки сравнивают годы его правления с эпохой Петра Великого в России, Мейдзи в Японии и Кэмале Ататюрка в Турции.
В 13 лет Тэфэри приобрёл первые навыки управлением небольшим районом Гара Мулата, в 30-35 км от Харэра. Тогда же ему был дарован отцом и позднее потверждён Менеликом II один из самых высоких военно-феодальных титулов – дэджазмач.
В 1913 году будущий император принял русского путешественника, поэта Н. С. Гумилёва, который оставил свои воспоминания о нем. Гумилев встретился с Хайле Селассие, когда тот был губернатором Харрара и окружавших его территорий. Поэт писал, что губернатор – один из самых знатных людей в стране и ведет «свой род прямо от царя Соломона и царицы Савской», что он – сын двоюродного брата и друга Менелика, великого негуса Абиссинии, а его жена – внучка покойного императора. Гумилев сохранил описание его губернаторского дворца: «Большой двухэтажный деревянный дом с крашеной верандой, выходящей во внутренний довольно грязный двор; дом напоминал не очень хорошую дачу, где-нибудь в Парголове или Териоках. Губернатор поднялся нам навстречу и пожал нам руки. Он был одет в шамму, как все абиссинцы, но по его точеному лицу, окаймленному черной вьющейся бородкой, по большим полным достоинства газельим глазам и по всей манере держаться в нем сразу можно было угадать принца».
Любопытно также то, что когда в 20-е годы ХХ века русский академик-биолог Николай Иванович Вавилов посещал Эфиопию, то его принял рас Тафари, ещё не император, но уже регент. Вавилов вспоминал: «Рас Тафари с большим интересом расспрашивал о нашей стране. Его интересовали в особенности революция, судьба императорского двора.» Что ж, весьма дальновидный и понятный интерес! Только это не помогло…
Но вернемся в более благоприятные для всех героев нашей истории времена. Так, после смерти в  мирном 1913 году императора Менелика II трон перешел к его внуку Лидж Иясу, ставшему императором под именем Иясу V. Вначале отношения между ним и Тэфэри были дружескими. Еще до своего воцарения Иясу выдал за Тэфэри свою племянницу — Менем Асфа. Иясу V повел себя странно, и это стоило ему трона и, в конечном итоге, жизни – став императором Эфиопии, одной из старейших на планете христианских стран, он открыто тяготел к исламу и проводил про-мусульманскую политику, чем смертельно оскорбил множество аристократических семей. 27 сентября 1916 года часть знати, которая была недовольна императором, низложила его и отлучила от церкви. На трон была возведена дочь Менелика II, а Тэфэри Мэконнын был провозглашен регентом и наследником престола с титулом «рас».
В 1916 г. после девятилетней борьбы за власть императрицей стала дочь великого императора Менилика II (1844 – 1913 гг.) Заудиту. Тефери Меконын стал регентом. Императрица являлась лишь символом страны. Он отвечал за вопросы внутренней и внешней политики.
Сразу после назначение Тефери начал проводить преобразования в области внутренней политики. Тефери предлагал ликвидацию феодальной раздробленности и сепаратистских тенденций, укрепление и централизацию государственной власти. Встав у власти, Хайле Селласие запретил отрубать руки и ноги – это было привычным наказанием даже за мелкие проступки. Запретил варварский обычай четвертования, который должен был публично исполнять самый близкий родственник: сын убивал отца, мать – сына. Запретил работорговлю. То есть проявил себя как собственно и подобало бы христианскому правителю, сформировавшемуся как личность в традициях европейской культуры.
Для укрепления власти ему потребовалось реорганизовать административные и судопроизводственные аппараты, ввести элементы европейской цивилизации, развить просвещения и образования, строительство и модернизация средств коммуникации, полностью ликвидировать рабство и укрепить позиции Эфиопии на международной арене. Регент постепенно собрал вокруг себя сторонников реформ, позже получивших название «младо-эфиопов», многие из видных младо-эфиопов сочетали политическую и административную деятельность с занятием литературой. В художественных и публицистических произведениях они подвергали резкой критике устаревшие традиции, обычаи, взгляды, мешавшие приобщению эфиопов к модернизации. В те годы в правящих кругах, да и среди знати в целом не было единства в отношении к внешнеполитической деятельности.
Сторонники реформ (младо-эфиопы) рассматривали расширение внешних связей как одно из важнейших средств укрепления самостоятельности страны и приобщения к Европейской цивилизации, без которой страна не могла существовать дальше, а их противники, наоборот, считали, что достижение безопасности страны возможно только путем изоляции от внешнего мира.
Одним из первых шагов Тефери Меконына во внешней политики была попытка добиться принятия Эфиопии в Лигу Наций. Он видел в этой организации средство повышения авторитета своего государства на международной арене, а также укрепления безопасности, т.к. одна из статей этой организации предполагала защиту ее членов от агрессии. Будучи уже руководителем государства-члена Лиги наций (Эфиопия стала членом в 1923 г.), Тефери совершает поездки в страны Западной Европы. Позже он пишет: «Я надеялся, что визит даст мне тройную пользу: во-первых, увидеть своими глазами достижения Европы и достопримечательности Парижа, Лондона, Рима, Брюсселя, Афин и Каира, во-вторых, я решил постепенно начать некоторые дела с целью модернизации страны после возвращения из Европы, и в этом смысле визит дал мне опыт, в-третьих, приобрести выход к морю».
Сразу после возвращения из Европы Тефери взялся за модернизацию армии, были привлечены иностранные специалисты – инструкторы для обучения армии, модернизации административного аппарата, в том числе среди русской белой эмиграции. Кроме того, началась публикация книг на амхарском языке, была создана газета, была открыта школа, началось строительство дорог, госпиталей.
После кончины императрицы в ноябре 1930 г. Тефери Меконын был коронован императором Эфиопии под именем Хайле Селассие I (сила Троицы). На коронацию Хайле Селассие собираются сильные мира сего, члены королевских семей и дипломатов со всего мира. «Нью-Йорк Таймс» тогда написала о привезенных невероятно дорогих подарках, а также о том, что стоимость торжества составила не менее 3 000 000 долларов. Тогда же журнал Тайм выходит с портретом Селассие на обложке — невиданная сенсация на то время.
Как известно важнейшей задачей любого руководителя является не только «завоевание» власти, но и осуществление контроля над страной путем централизации государственного аппарата. Хайле Селассие I не был исключением. Начиная с 1930 г. он добивался подчинения провинциалов центру.
Спустя несколько месяцев, после коронации он проводит самую значительную из своих реформ. В 1931 г. принимает конституцию. Этим он не только узаконил свою власть, но и отвоевывает от некогда могучих правителей провинции такие важные рычаги как финансовая деятельность, создание армии, отношения с зарубежными государствами, иными словами император использовал ее как узаконенное средство процесса модернизации страны.  В 30-е гг. были и неблагоприятными для правления императора Хайле Селассие. Мировой экономический кризис 1929-1933 ухудшил без того слабое экономическое положение страны.
С приходом фашистов в Италии, Эфиопский руководитель понимал о неизбежности конфликта, т.к. Италия приступила к наращиванию военной мощи в своих колониях (Эритрее и Итальянских Сомали).
В 1936 году Хайле Селассие на собрании Лиги Наций резко осудил использование итальянцами химического оружия. Благодаря его интернационалистским взглядам Эфиопия стала членом — основателем ООН, а его политическая мысль и опыт в продвижении принципа многосторонних отношений и коллективной безопасности, как показал ход дальнейших событий, на поверку оказались плодотворными и надежными.
Однако, несмотря на попытки эфиопского императора найти союзников или покровителей в лице США, Японии, особенно Англии, ни одна из сторон не хотела оказывать ему ни финансовой, ни военной помощи. В результате Лига наций, организация взявшая, на себя функции защиты суверенитета ее членов не оказала поддержку императору и его стране.
Невзирая на противодействие Лиги наций, Италия в 1935 вторглась в Эфиопию и в 1936 присоединила ее к своим владениям. Возглавив неподготовленную, плохо вооруженную (из-за эмбарго Лиги наций) армию, Хайле Селассие лично сражался на Северном фронте с итальянскими фашистами. Когда Эфиопская армия была разбита, он организовал временное правительство, который руководил партизанскими отрядами. Позже Государю пришлось временно покинуть страну. А сам он продолжил дипломатическую борьбу в Европе. Так, в своем выступлении 30 июня 1936 г. на XVI Сессии Ассамблеи Лиги наций Хайле Селассие, нарисовав реальную картину о происходящем в своей страны не только разоблачал варварство фашистов, но и дал прогноз о неизбежности большой войны в Европе.
После захвата Эфиопии император организовал временное правительство, руководившее партизанскими отрядами. 30.06.1936 г. Хайле Селассие выступил с потрясшей многих дипломатов своей искренностью и пафосом речью на заседании Шестнадцатой Ассамблеи Лиги Наций в Женеве. Однако выступившие затем делегаты Великобритании и Франции заявили, что остановить дальнейшее наступление Италии можно лишь военными санкциями, которые могут спровоцировать европейскую войну.
В годы пятилетней эмиграции Хайле Селассие вел активную дипломатическую борьбу, благодаря которой прогрессивная общественность Европы организовала сбор средства и медикаменты для борющихся народов Эфиопии.
Кроме того, к 1940 г. ему удалось привлечь морально политическую и военную помощь правительства Англии. Пятилетняя итальянская оккупация принесла Эфиопии тяжелые потери. Страна была опустошена, разрушена вся экономическая и администрация инфраструктура.
15.01.1941 г. Хайле Селассие I был доставлен самолетом в Судан, а через пять дней он на самолёте прибыл в Эфиопию. Собрав при поддержке британского правительства армию, он двинул вооружённые части на Аддис-Абебу. Узнав о возвращении императора, население Эфиопии начало во всей стране вооружённое восстание. Военные действия регулярных частей британской армии и эфиопского ополчения привели к тому, что итальянцы начали отступление, и 5 мая император торжественно въехал в Аддис-Абебу, восстановив независимость Эфиопии.
Первоочередными задачами, вставшими перед правительством Хайле Селассие были восстановление государственной администрации, армии, полиции, системы образования, торговля в целом всю страну. Хотя во время фашистской оккупации патриотические чувства народа доминировали над сепаратистскими тенденциями. Но не было уверенности в том, что окрепшая во время партизанского движения, провинциальная знать не может поднимать мятеж.
Подписав 31 января 1942 г. политический договор и одновременно с этим военную конвенцию с Великобританией, войска которой оккупировали бывшие итальянские колонии Эритрею, Сомали и восточные и юго-восточные территории Эфиопии, Хайле Селассие I обезопасил страну от распада, а себя от потери власти. Кроме того, установлением дипломатических отношений с Эфиопией Великобритания признавала ее полную независимость и суверенитет, а Хайле Селассие I – её законным правителем. Это давало ему возможность ликвидировать войска провинциальной знати и ослабить противников его возвращения к власти. Создавая централизованную армию и полицию, подчиняющуюся только приказам Аддис-Абебы, император получил мощный инструмент для подавления любого мятежа.
После восстановления на престоле Хайле Селассие подписывает в 1948 г. соглашение с коптской патриархией об избрании после смерти митрополита Кирилла, назначенного Александрийским коптским патриархатом местного митрополита. В 1951 г. собрание клириков и мирян избрало митрополитом эфиопа Василия (или Теофилоса), установив автономию Эфиопской Церкви, а в 1959 г. коптский патриархат утвердил митрополита Василия первым патриархом Эфиопской Православной Церкви.
Но на дипломатическом фронте возникли новые проблемы. В послевоенные годы США начали проводить хорошо задуманную политику вытеснения европейских держав из Африки путем экономической и военной помощи. Эфиопия не стала исключением. Правительство Хайле Селассие грамотно использовало эту политику США. Восстановление дипломатических отношений с США в 1944 г. открывало путь для проникновения капитала, а также приезда экспертов. Эта политика давала Эфиопии возможность освободиться от британской зависимости. Затем в получении полной поддержки США в присоединении бывшей колонии Италии Эритреи к Эфиопии на федеративной основе. Впервые в своей многовековой истории страна приобрела выход к морю. В 1962 г. по просьбе эритрейского парламента был, упразднен федеративный договор, и Эритрея стала, провинцией Эфиопии.
Хотя в 50-60-е годы значительно усилилось влияние США, вместе с тем, в своей внешней политике император охотно установил отношения с малыми странами Западной Европы, например, Швецией, Норвегией, Швейцарией и т.д. Большое значение придавал также император отношениям с Советским Союзом и социалистическими странами. С помощью СССР были построены нефтеперерабатывающий завод и политехнический институт. Но это со временем стало его роковой ошибкой.
В 1959 году император Эфиопии посетил СССР. В ходе визита Хайле Селассие встретился со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием I. Патриарх, приветствуя императора, вручил ему церковный орден великого князя Владимира первой степени. Патриарх Алексий возложил на него церковный орден святого равноапостольного великого князя Владимира и при этом произнес следующую речь: «От лица нашей Русской Православной Церкви я приветствую Вас, Главу и Императора дружественного нам народа Эфиопии. Нам ведомы Ваша мудрость и успехи Ваши в управлении государством; Ваша ревность о благоденствии народа; Ваша сыновняя преданность Святой Христианской Церкви. На память о посещении нашей Патриархии и во внимание к трудам и заботам Вашего Величества о благе Святой Церкви в Вашей стране мы с чувством искреннего к Вам уважения вручаем Вашему Величеству наш церковный орден святого равноапостольного великого князя Владимира I степени и желаем Вам много лет, при помощи Божией, в здравии и бодрости душевной вести Ваш народ и Ваше государство к дальнейшему процветанию и славе».
Император Хайле Селассие вручил Патриарху Московскому и всея Руси Алексию орден Святой Троицы и золотой крест. Затем высокий гость в сопровождении Патриарха и своих приближенных проследовал в патриаршую Крестовую церковь, где архимандрит Никодим (Ротов), будущий митрополит, провозгласил многолетие высокому гостю.
Хайле Селассие был активным борцом против колониализма и апартеида. Был одним из инициаторов созыва конференции глав правительств независимых государств Африки, состоявшейся в Аддис-Абебе в мае 1963 г., результатом которой стало создание Организации Африканского Единства (ОАЕ) со штаб-квартирой в Аддис-Абебе. В 1960-е годы Хайле Селассие был посредником в урегулировании вооруженного пограничного конфликта между Алжиром и Марокко в 1963 году.
То есть Государь проявил себя как миротворец. Стремясь усилить влияние страны в международных делах он стал, активным участником движения неприсоединившихся стран, наряду с такими лидерами стран третьего мира XX столетия, как Неру, Тито, Насер и др. После военного переворота 1974 г. так называемые прогрессивные круги эфиопской интеллигенции, да и зарубежные, выступили с резкой критикой деятельности императора. Некоторые назвали его орудием империалистов, который распродавал интересы страны. Но с этим согласиться полностью очень трудно, т.к. такой подход к деятельности политического деятеля исходит из неадекватного анализа сложной эпохи, в которой правил страной этот незаурядный человек.
Если к моменту прихода Хайле Селассие к власти страна имела связь лишь с несколькими европейскими державами, к моменту ухода она поддерживала дипломатические, торговые, культурные отношения более чем с 70-ю странами мира. Хайле Селассие был архитектором централизованной Эфиопии, преобразовав Аддис-Абебу он сделал ее сердцем страны, готовил кадры из эфиопской молодежи, укрепил центральное правительство. Возглавив свою страну в момент ее выхода на политическую, экономическую сцену современного мира сделал Эфиопию главным действующим лицом, а сам сделался центральной фигурой в политике Северо-Восточной Африки.
Отметим, что политика императора затрагивала и церковные аспекты. У него был проект, выношенный после посещения РПЦ, о примирении и потенциальном соединении восточных (дохалкидонских) церквей с мировым Православием. Так, важная встреча произошла в 1971 г в  Адис-Абебе. Именно тогда была осуществлена попытка провести уже первую всеправославно- дохалкидонскую собственно богословскую встречу. Со стороны дохалкидонитов большую роль играла Эфиопская Церковь и император Эфиопии Хайле Селласие. Эфиопия и её Государь всегда дружественно относилась к России.  Но последующие событие помешали реализации благородной затеи Государя.
/Между тем, независимая политика императора, его христианская вера плохо вписывались в зарождающуюся эпоху глобализации. Нашлись заговорщики и внутри страны.
Против христианского монарха развернулась кампания по его дискредитации. Императора обвиняли во всех грехах, в том числе и в неурожаях. Высшее светское и церковное общество Эфиопии все больше сочувствовало заговорщикам. 11 сентября 1974 года по европейскому календарю), в Новый год, к согражданам обратился патриарх (абуна) Теофилос, который впервые за всю историю Эфиопской ортодоксальной церкви не благословил императора и членов его семьи, а пожелал успеха бунтовщикам. Последний и самый сокрушительный удар по императору нанесло эфиопское телевидение, которое умело манипулировало общественным мнением, показывая, то сцены голода в эфиопских провинциях, то официальные приемы в императорском дворце.
12 сентября 1974 году группа военных свергла императора Эфиопии. 12 сентября десять членов координационного комитета вооруженных сил, полиции и территориальной армии, который взял на себя всю полноту власти в стране, подъехали к императорской резиденции в Юбилейном дворце. Дворец был взят в кольцо танков и армейских джипов. Депутацию возглавлял майор Дэбэля Динса. У майора была ответственная миссия – сообщить «царю царей», что его правление окончено, и вывезти его из дворца. Чтобы подстраховаться, военные прихватили с собой раса Имру, близкого родственника императора. Имру и Тэфэри вместе росли, семья раса Имру стала для императора родной, и вот теперь самый дорогой человек его предал: переметнулся в стан противника.
Идти во дворец делегаты не спешили: ждали съемочную группу с телевидения. Ожидание затягивалось. Позвонили на студию, выяснилось, что там никто ничего не знает. Пока на телевидении срочно искали, кого послать на съемку, делегаты пошли во дворец. Он казался пустым: как раз накануне были арестованы все придворные и императорская родня. Дворецкий провел майора к императору. Тут подоспела и съемочная группа, запечатлевшая императора, величественного в своих царских регалиях, и группу вооруженных до зубов людей, выстроившихся перед ним. Майор вышел из строя, козырнул и полез в карман за бумажкой с текстом. Его руки заметно дрожали, когда он зачитывал декрет о низложении императора. Солдаты тоже нервничали в присутствии Хайле Селассие.
Император слушал молча, и было неясно, понимает ли он, что происходит. Декрет был прочитан до конца, а император все сидел, не реагируя на происходящее. Напряжение нарастало, и в этот момент крестьянский сын Дэбэля понял, почему в присутствии этого человека все благоговейно падали ниц. Когда тишина стала невыносимой, рас Имру подошел к императору, и они что-то долго обсуждали. Наконец Хайле Селассие заговорил. Он сказал, что никогда не ставил свои интересы выше интересов нации и всю жизнь верой и правдой служил народу. И сейчас готов подчиниться любому решению. Он лишь спросил: «Куда вы меня повезете?» По-прежнему обращаясь к низложенному государю «ваше величество», Дэбэля ответил: «Туда, где вам будет комфортно и безопасно». Бывшему монарху разрешили взять одного слугу, и он позвал верного Мэрыда. Проходя мимо майора, император указал на автомат «Узи» в его руках и поинтересовался: «Почему вы так странно держите оружие?» Явно волнуясь, Дэбэля ответил, мол, так удобнее носить. На губах императора промелькнула усмешка, он сказал: «Думаю, так удобнее стрелять» – и пошел прочь. Император был помещён на территории армейских казарм.
Первую ночь после ареста он провел в палатке, находившейся под пулеметным прицелом, затем его перевели в дом одного из старших офицеров на территории казарм. Правда, еду ему продолжали готовить в Юбилейном дворце и каждый день привозили в казармы. Дэрг слал к Хайле Селассие делегацию за делегацией, требуя сообщить номера счетов, на которые он якобы перевел 20 млрд. долларов, украденных у народа. Один из офицеров как-то спросил: «Ваше величество, должны же вы были отложить что-нибудь на случай отставки!» На что император ответил: «Отставка?! У императора Эфиопии не бывает отставки! Его отставка – это смерть. Поэтому у меня никогда не было нужды что-либо откладывать!»
Позже Хайле Селассие перевели в небольшой дворец под названием Инкуляль-бет («Яичный дом»), названный так из-за формы купола. Это был флигель на территории императорского дворца, где расположился ВВАС. Инкуляль-бет был окружен садом, в котором император любил прогуливаться. Завидя Хайле Селассие, вся дворцовая обслуга, наемный персонал и даже часовые на посту начинали кланяться, отдавая почести монарху. Тогда садик велели обнести высокой стеной.
Возле дворца была церковь. Императору запретили посещать службу, и его часто видели стоящим у окна во время божественной литургии. Глубоко верующий человек, Хайле Селассие словно предчувствовал свою смерть. В ночь на 25 августа 1975 года он не спал, плакал и молился.
23 ноября 1974 года мятежник Менгисту Хайле Мариам отдал приказ о казни 59 представителей аристократии. В их числе были убиты внук Хайле Селассии, 12 губернаторов, 18 генералов. «Аристократия была сметена одним ударом», – похвалялся Менгисту. 26 августа 1975 года Менгисту организовал убийство престарелого государя. Он был задушен подушкой, а тело выброшено в отхожее место. На пальце Менгисту стали замечать перстень убитого монарха – знаменитое «кольцо Соломона».
После смерти монарха в 1975 году новый руководитель государства Менгисту распорядился положить скелет императора под пол своего туалета. Таким образом, восседая на толчке и справляя нужду, он попирал ногами кости бывшего императора. Это к тому, что никто из казнённых монархов не опускался бывшими подданными так низко…
Правда, официально новый глава Эфиопии Менгисту Хайле Мариам лицемерной отрицал факт вероломного цареубийства. Он говорил: «Ему было 80 лет и он был слабым человеком. Мы старались всеми своими силами спасти его, но мы не смогли сохранить его». «В этом [казни] не было нужды. Он был старый, больной, и его никто не любил. Думаю, что он умер естественной смертью». Обратим внимание на выделеное слово, тут явная оговорка по Фрейду. Между тем подполковник Менгисту Хайле Мариам, «красный негус», как прозвали его противники, 17 лет правил Эфиопией. Он возглавлял режим, именовавший себя марксистским. Менгисту и его соратники, всего 76 лиц, признаны виновными в массовых репрессиях 1970-1980-х годов. На их счету свержение и убийство императора Хайле Селассие, расправа над Патриархом эфиопской православной церкви (абуной) Теофилосом, организация убийства в общей сложности 100 тыс. человек.

До социалистической революции 1974 года, свергшей императора и поставившей во главе правительства полковника Менгинсту Хайле Мариама, Эфиопская Церковь была государственной Церковью. Вскоре после революции Церковь была отделена от государства и большинство церковных земель были национализированы. Это послужило сигналом для начала антирелигиозной кампании по всей стране.
Режим Менгисту был откровенно атеистическим, и его политика была направлена против церкви как учреждения. Тем не менее, этот режим предпочитал не вести открытой борьбы против христианства и верующих, хотя и чинил им всяческие препятствия. Например, когда создавались крестьянские объединения и районные комитеты, их собрания намеренно назначались на воскресенье утром. Вместе с тем, на протяжении всех этих лет большинство населения продолжало праздновать основные православные праздники без опасений.

Предавший своего императора, эфиопский  патриарх был смещен, заточен в тюрьму и повешен, на его место был поставлен неграмотный монах, который был орудием нового режима. Это и послужило причиной того, что диалог всеправославно-халкидонский был временно приостановлен, ибо представители Эфиопской Церкви не могли участвовать. Обе стороны решили, что неэтично начинать такой диалог в отсутствии представителей одной из главных церквей миафизитского направления.
В 1991 год режим «красного негуса» пал. В 2007 году Верховный суд Эфиопии приговорил коммунистического диктатора, скрывающегося вне истерзанной им страны, заочно к смертной казни.
А семь лет до этого, 6 ноября 2000 года, тело убитого императора Хайле Силассие было торжественно похоронено в Аддис-Абебе в соборе Святой Троицы.
После гибели Хайле Селассие Эфиопия была ввергнута коммунистическими вожаками в кровавейшую гражданскую войну, продолжавшуюся до 1991 года. Лидеры революции 1974 года поссорились между собой, в каждой провинции возникли «народно-революционные фронты». Пока Менгисту получал деньги из СССР, он мог не беспокоиться: полновесных советских рублей хватало и на наёмников, и на роскошную жизнь в Императорских покоях. Но вот бездонный мешок советской помощи иссяк, и «красный негус» в пользу генерала Тесфайе Гебре Кидану «отрёкся от престола» и бежал, бросив свой народ на произвол судьбы и полевых командиров «народно-революционных фронтов». Генерал Тесфайе передал власть неразлучной парочке — Мелесу Зенауи и Исайясу Афеворку. Эти птенцы гнезда Мелесова, вовремя сменившие ориентацию и вступившие в сговор с ЦРУ, тотчас же по получении власти переругались и начали друг с другом воевать. В результате от нищей и голодной Эфиопии отделилась ещё более нищая и голодная Эритрея, тоталитарным диктатором которой и по сей день является марксист-ЦРУшник Афеворк.
Ныне Эфиопией  правят очень демократично ( не считая двух-трёх тысяч убитых политических противников и 10-15 тысяч политзаключённых) и с полного одобрения США. Американцы имеют в Эфиопии миссию «военных советников» и контролируют природные ресурсы страны.
Увы, Эфиопия, ещё 100 лет назад бывшая союзницей России, сейчас находится под полным контролем наших врагов. Это и есть главный результат свержения и убийства императора Хайле Селассие.
Мы считаем, что император Хайле Селассие совершил подвиг страстотерпца. Именно так в православной традиции именуют подвижников и святых, которые приняли мученическую кончину не за веру, а возможно даже, от своих единоверцев, или единоплемеников — в силу их злобы, коварства), то есть святых, которые, подражая Христу, с терпением переносили физические, нравственные страдания и смерть от рук политических противников. Это тип подвижников и  святых, пострадавших не за свои поступки или не за проповедь Христа, а за то, кем они были. Верность страстотерпцев Христу выражается в их верности своему призванию и предназначению.
Император Хайле Селассие был глубоко верующим человеком, он жил высоконравственной жизнью, во всем соблюдая евангельские заповеди, постоянно совершали дела милосердия. Поэтому потенциально к лику святых он могут быть причислен прежде всего за свое по-христиански воспринятое страдание и насильственную смерть, причиненную гонителями Христианской веры с неимоверной жестокостью. Он был так невероятно оболган и современниками, и советской властью, установившейся в Эфиопии, что необходимо было восстановить истину. Его убийство было эпохальным, оно поражает своей сатанинской ненавистью и жестокостью, оставляет чувство мистического события — расправы зла с богоустановленным порядком жизни Христианского народа.
Суть его  подвига  как царственного страстотерпца заключается в том, что   Хайле Селассие находясь у власти хотел править по Христову закону, он отвергал тот тезис, который сейчас все признают, что «политика – грязное дело». Он утверждал обратное, «политика – чистая вещь!». Правитель должен управлять страной, чтобы она шла ко Христу. И это не новость, вся история Церкви за последнее полторы тысячи лет, начиная с святого Константина Великого, была построена именно на этой идее, что все люди должны служить Богу и не только лично, но и на работе и в обществе. Все люди объединены во Христе, чтобы исполняя заповеди идти всем вместе к Богу. И земная власть должна не мешать этому делу, а наоборот всемирно поспешествовать, ограничивая нашествия зла. Этому служили все христианские правители, в том числе и Хайле Селассие.
В его жизни мы наблюдаем подвиг царя-христианина, который достиг высот добродетелей. Мы видели, что Хайле Селассие, находясь в заключении, отличался смирением и прощением всех. Умение прощать врагов, является величайшей добродетелью, при том, что Император был свержен с вершины власти, обладал чрезвычайным смирением. Он умел всецело полагаться на волю Божию, не унывал, умел молиться, сохранить любовь – это то, чему мы должны учиться у Государя Хайле Селассие. Будем надеяться, что со временем он будет официально причислен к лику святых.

Евгений Никольский, доктор богословия, профессор.