Участок представлял собой холмистый кусок крестьянского выгона в две с лишним десятины площадью; кругом не видно было ни одного деревца. Зато вид был поразительный: Москва со своим Кремлем как на ладони; внизу Москва-река делает красивый изгиб, напротив Симонов монастырь со своей высокой колокольней (теперь уничтоженной) и густой рощей, сзади среди зелени белеется старинная колокольня села Коломенского». В конце 1880-х годов В.В. Верещагин принимает решение покинуть дом-студию в Мезон-Лаффите близ Парижа и обосноваться в России.  В поиске подходящего участка земли в окрестностях Москвы для постройки мастерской был привлечен архитектор и реставратор Н.В. Никитин. Вероятно, первый проект мастерской, выполненный Н.В. Никитиным, необходимо связать с этим или другим несостоявшимся участком.
Поиски участка для мастерской заканчиваются не позднее 29 августа 1889 года, когда под этой датой в записной книжке Н.В. Никитина появляется набросок плана построек с пометкой «Нижние Котлы». В воспоминаниях П.В. Андреевского содержится описание этого места: «Участок представлял собой холмистый кусок крестьянского выгона в две с лишним десятины площадью; кругом не видно было ни одного деревца. Зато вид был поразительный: Москва со своим Кремлем как на ладони; внизу Москва-река делает красивый изгиб, напротив Симонов монастырь со своей высокой колокольней (теперь уничтоженной) и густой рощей, сзади среди зелени белеется старинная колокольня села Коломенского» [Андреевский, 1985]. В письме Н.В. Никитину от 19/7 ноября 1889 года В.В. Верещагин детально указывает требования к будущему дому-мастерской вблизи деревни Нижние Котлы: «Многоуважаемый Николай Васильевич! Писал И. А. Шлякову, но он, кажется, уехал из Москвы – просил его потолковать с Вами о постройке. Если Вы не покинули мысль сделать мне услугу, то смекните, пожалуйста, что моя затея будет стоить. На известном Вам месте к постройке домик должен быть с пристройками. Но все донельзя просто, во избежание лишних расходов. Как будут деньги украшу, покамест же ограничусь нужными размерами. Мастерская не 7-7 сажень, а 6-8, и окно не на широкой, а на длинной стороне. В пристройке внизу коридор и направо кухня, налево столовая; наверху небольшая спальня и большая рабочая гостиная с большим окном и балконом – единственную роскошь, которую позволю себе иметь. Коли будут деньги, выстрою еще бельведер над мастерской, но это опосля. Перед кухнею, отдельной постройкой конюшня, сарай и 2 комнатки для прислуги. И в мастерской и в комнате лавки по стенкам; штукатурки покамест не надо. Бревна будут на виду. На восточной стороне мастерской дверь, выходящая в летнюю мастерскую, т. е. загородь, об которой после. Если бы размер 6-8 был затруднителен для подбора длинных бревен, то можно поставить 7-8 или, в крайнем случае, исполнить 7-7 и, в таком случае, опять поворотить окно на прежнюю сторону. Черкните мне, что Вы надумали, по адресу Франция. Над мастерской светелка для костюмов, а при случае и для спанья. Коли большой разницы в цене не будет, оставьте 6-8» К письму прилагался эскиз дома-мастерской с северо-восточной стороны, выполненный В.В. Верещагиным, который лег в основу следующих проектов Н.В. Никитина.
По замыслу художника постройка состояла из двух примыкавших друг к друг разновеликих срубов, ориентированных по одной оси. В главном срубе размещалась зимняя двусветная мастерская с большим окном на длинной стороне фасада. Следуя приведенному в письме описанию, в малом срубе на первом этаже помещались кухня и столовая, разделенные коридором, а на втором – рабочая гостиная с большим балконом и спальня. В.В. Верещагин оставляет некоторые декоративные элементы: гребни на крышах, наличники на окнах с очельями. Крышу дома украшают трубы-дымники. Сверху на листе приведен трехчастный план дома-мастерской (6-8 саж.), состоящий из округлой изгороди, летней мастерской, зимней просторной студии в главном срубе, и жилых помещений в пристройке, с указанием назначения комнат, дверных проемов, расположения печей. Рядом с основной постройкой помещался хозяйственный домик.
В.В. Верещагин предполагал вести строительство дома-мастерской из дерева, формально опираясь на традиционную русскую архитектуру. Тем не менее, первостепенное значение художник придавал практичности и функциональности постройки, пренебрегая излишней декоративностью русского стиля, свойственной многим создававшимся в последней трети XIX века проектам. Последующие проекты дома-мастерской Н.В. Никитин разрабатывал, опираясь на эскиз В.В. Верещагина. Сохранилось несколько чертежей постройки, на которых она изображена с северной стороны, прорезанной большим окном мастерской. В основу каждого варианта был положен прямоугольный план, несколько отличающийся в пропорциях, расположении пристроек и внутренних перегородок. Проекты, за исключением одного, не датированы, но их хронологическую последовательность с большой вероятностью можно установить, прослеживая вносимые в них изменения. Наиболее ранним следует признать незаконченный чертеж северного фасада и плана дома-мастерской с эскизными добавлениями пристроек с южной стороны. Вероятно, для удешевления постройки архитектор предполагал, что помещения хозяйственного домика могут примкнуть к главному срубу. На плане к мастерской с южной стороны примыкает пристройка, обозначенная как «изба», перерытая высокой бочкой.

Василий Никитин

С той же стороны пристроена шатровая башенка. Оконный проем мастерской в главном срубе получает щипцовое завершение, плоскость которого также прорезана небольшим окошком светелки. Щипцу вторит поскатное покрытие навесного балкона жилого сруба. С восточной стороны располагается крыльцо, ведущее из зимней в летнюю открытую мастерскую. Кухня вынесена в небольшую пристройку с западной стороны и соединена с жилым домом посредством небольшого перехода-сеней. Объемно-пространственное решение, найденное в данном проекте, ляжет в основу последующих версий и, в несколько измененном виде, состоявшейся постройки. Определение следующих проектов как более поздних возможно на основании письма В.В. Верещагина от 19 ноября 1889 года, в тексте которого художник изобразил ограду летней мастерской в виде глухого частокола, пояснив: «Для летней мастерской загородка простая» [там же]. Изображение изгороди лестней мастерской, буквально повторяющее эскиз из письма, появляется в следующем проекте Н.В. Никитина на месте восточного крыльца. Это самый поздний вариант проекта дома-мастерской, известный на сегодняшний день. Итоговый проект, на основании которого возведена постройка, пока не известен. Сопоставление чертежей Н.В. Никитина с известной фотографией дома-мастерской вблизи деревни Нижние Котлы показывает, что основу окончательного проекта составили решения, найденные в предыдущих вариантах, хотя и подвергшиеся доработке. Вероятно, окончательный вариант проекта был составлен Н.В. Никитиным в январе 1890 года. В письме от 20 января 1890 года В.В. Верещагин пытается согласовать итоговую стоимость дома-мастерской: «Я прошу Вас окончательно сказать, можете ли Вы построить требуемое и Вам известное за 14 000 + 1000 на непредвиденные – а Вы говорите, что договариваюсь с Вами как с подрядчиком! Разве Вы не помните, что Вы хотели договориться с подрядчиком? Что в этом обидного? Я отказываюсь от всяких увеличений или пристроек, могущих увеличить цену постройки и прошу Вас дружески сказать мне, будете ли Вы в состоянии осилить то, что мне нужно за те деньги, которыми я располагаю, т. е.14 000 подрядчику и на непредвиденное? Небольшие размеры участка, арендованного вблизи деревни Нижние Котлы, вынудили В. В. Верещагина продолжить поиск земли для расширения приусадебного хозяйства. Параллельно художник рассматривал возможность переезда на более отдаленные участки, в итоге остановившись на Серебряном Бору. Дом-мастерская В.В. Верещагина вблизи деревни Нижние Котлы прекращает свое существование вскоре после гибели художника. Вдовствующая Л.В. Верещагина, будучи не в состоянии содержать усадьбу, вынуждена вместе с детьми переехать в Москву. Попытки продать дом и сохранить его под опекой нового собственника не нашли успеха. О содействии в поиске покупателя Л.В. Верещагина обращалась и к Н.В. Никитину: «13 августа 1905. Многоуважаемый Николай Васильевич! За дом наш я прошу 10 тыс. Думаю, что по величине его и постройке это недорого – но могу и уступить. Я собственно совсем не знаю теперешней его цены, знаю, что Вас. Вас-чу он обошелся дорого больше 30 000 р., а как теперь его можно продать – не знаю. Он построен на арендованной земле и условия аренды я Вам как-нибудь на днях завезу для сведения. Примите уверения в моем искреннем и глубоком к Вам уважении. Л. Верещагина» Дом-мастерская В.В. Верещагина был продан на слом фабриканту К.К. Веберу, искавшему подходящий материал для расширения своей деревянной фабрики по выделке кожи в Даниловской слободе и вскоре разобран.

Материал  с сокращениями размещен с разрешения автора Е.В. ГЛАДКИХ