Как часто, рассматривая картины в залах Радищевского музея, мы невольно останавливаем взгляд на изображениях древних руин, храмов, монастырей, зáмков, павильонов, беседок, усадеб, парков. В большинстве случаев эти архитектурные строения и природные ландшафты остаются для нас загадками, продолжая десятилетиями и веками хранить свои секреты. Некоторые дошли до наших дней, иные были разрушены временем или рукой человека. Но запечатленные карандашом и кистью мастеров разных эпох эти объекты культурного наследия продолжают свою жизнь на полотнах и бумаге.

«Былого след везде глубоко впечатлен…»  (Картина С.Ю. Жуковского «В старом доме»)В одном из залов Радищевского музея есть картина, неизменно привлекающая внимание посетителей особым лирическим настроением и гармонией цветовых сочетаний. Это работа С.Ю. Жуковского «В старом доме», на которой изображен уголок интерьера старинной помещичьей усадьбы. В комнате скромная, почти аскетичная обстановка. Здесь нет роскошных люстр и тяжелых драпировок, изящных статуй и драгоценных ваз, нарядных ковров и больших зеркал. Вместо богатого убранства – простые дощатые стены и пол. Из мебели – только ампирные кресла красного дерева с гнутыми подлокотниками. Над ними – оправленные в золоченые рамы фамильные портреты. Высоко поднятые шторы на окнах открывают вид на пробуждающийся сад. В деревянном ящичке на подоконнике тянутся к солнцу голубые цветки печеночницы. Одно из окон распахнуто настежь, а за ним открывается взгляду купающаяся в солнечном свете природа – окутанные легкой дымкой деревья и пронзительно яркая изумрудная зелень молодой весенней травки. Солнечные лучи проникают в старый дом, наполняя его теплом и жизненной силой.
Автор этой картины Станислав Юлианович Жуковский был одним из самых известных мастеров пейзажа начала XX века. Академик живописи, младший современник и последователь И.И. Левитана, он принимал активное участие в деятельности различных творческих объединений: Товарищества передвижников, «Мира искусства» и Союза русских художников. Его картины часто получали награды на российских и международных выставках и пользовались большим спросом среди ценителей искусства.
На рубеже XIX-XX столетий особенно привлекательным для художников стал мир старинной русской усадьбы. Уходящая в прошлое дворянская культура вдохновляла живописцев и поэтов на создание произведений, проникнутых настроением светлой лирической грусти.

Я любил этот дом,
Тихий садик кругом
И террасу, где летом сидели…
Наверху — мезонин:
Там, бывало, один
Ночевал я зимою в метели…
Мебель старых годов…
В зале эхо шагов,
И большие портреты в гостиной…
В кабинете — камин,
Много ружей, картин –
И на всем отпечаток старинный. 

(Н.Н. Полянский)

Г.В. Сорока вид усадьбы островки с большого острова.

Усадебная тема достигает особо выразительного звучания в творчестве К.А. Сомова, В.Э. Борисова-Мусатова, М.В. Якунчиковой, С.А. Виноградова. Но, пожалуй, никто не создал такое количество «портретов» старинных имений, как Станислав Жуковский. Недаром современники называли его певцом и рыцарем русских усадеб. Он писал интерьеры, виды и окрестности помещичьих владений центральных губерний России – Абрамцево, Всесвятское, Брасово, Гарусово.
В начале 1910-х Жуковский часто приезжал в усадьбу Островки Тверской губернии. На заре XIX столетия это имение принадлежало семье Милюковых, близких друзей и соседей художника А.Г. Венецианова. Среди крепостных Милюковых был талантливый ученик Венецианова Григорий Сорока, оставивший несколько изображений барской усадьбы.
К концу позапрошлого века усадьба в Островках опустела. Наследники прежних хозяев помещики Красенские, не имея возможности содержать дом, сдавали его в аренду. Несколько лет подряд в теплое время года С.Ю. Жуковский снимал там жилье, привозил своих родственников и учеников, охотился, писал пейзажи с видами старинных построек. Внешний облик главного здания имения Милюковых отображен им в пейзажах «Усадьба. Отблески вечерней зари» и «Перед заходом солнца».
Пустующие комнаты вдохновили художника на создание целого цикла работ. Жуковский внимательно изучал атмосферу дома, перевешивал по своему усмотрению портреты, переставлял мебель для будущих картин. Он написал в Островках свыше тридцати произведений, в том числе около десятка интерьеров. Схожие портреты, кресла, ящики с цветами оказываются в разных уголках дома, кочуя из картины в картину.
Картина «В старом доме» была подарена Радищевскому музею Академией художеств в 1915 году. Известны также две близких версии этого полотна, правда, с другим названием – «Радостный май». Более ранняя работа, датированная 1912 годом, находится в Львовской картинной галерее имени Б. Возницкого. Вариант 1913 года был куплен в Третьяковскую галерею с выставки Союза русских художников.
Мотив с распахнутым окном, как своего рода картина в картине, всегда привлекал внимание Жуковского. Переходное состояние природы со сложной и неуловимой игрой оттенков, состояний стало главным акцентом в его интерьерах. Окно в трактовке художника как своеобразная граница встречи двух миров – прошлого и современного. Исследователь творчества Жуковского М.И. Горелов называл этот прием «окно в раме интерьера» или «окно, обрамленное интерьером». В отличие от других версий саратовский вариант гораздо более свободен в живописном отношении и более сложно композиционно организован. Висящие на стенах портреты как бы вступают в неслышный диалог друг с другом и зрителем.
«Изысканно-скромные интерьеры Жуковского в старых ли усадебных домах, или в моднейших дачах… с их старыми портретами и чинно расставленной тяжелой, красного дерева мебелью дышат все же не живой жизнью, а покоем музея. И пусть сияет весна за окнами, … она лишь оттеняет эту мертвенность комнат. И потому кажется, что и сама природа здесь напитана элегической грустью чеховского вишневого сада», – писал искусствовед Юрий Герчук. Интерьеры Жуковского суть своего рода философские раздумья о человеческой судьбе и быстротечности времени. Картина «В старом доме» оставляет ощущение светлой грусти и гармонии бытия, чувство непрерывной взаимосвязи разных времен.
Неузнанный вхожу под твой знакомый кров 
Я, запоздалый гость другого поколенья….
Написанные в середине XIX столетия эти строки П.А. Вяземского могут быть с полным правом отнесены и к усадебному творчеству С.Ю. Жуковского.
Судьба художника сложилась трагически. В 1920-е годы он навсегда покидает Россию, а во время Второй мировой войны погибает в концентрационном лагере в Прушкове.
Воспетое Жуковским здание усадьбы Милюковых сохранилось до наших дней. В конце 1920-х годов дом из Островков был перевезен в село Овсище Вышневолоцкого уезда. Ныне там находится библиотека и установлена мемориальная доска с именами знаменитых художников, связавших свое творчество с имением Островки – А.Г. Венецианова, Г.В. Сороки и С.Ю. Жуковского.

Автор: Ступина Ангелина Сергеевна — заведующая сектором Саратовского  художественного музея имени  А. Н. Радищева