В 2020 году исполняется 110 лет экстраординарному событию. В мае-июне 1910 года на сцене Самарского театра-цирка «Олимп» прошли гастрольные концерты симфонического оркестра знаменитого дирижера, издателя, подвижника Сергея Кусевицкого с участием гениального композитора и пианиста
Александра Скрябина.

 

Елена Максимилиановна Тидебель (1847—1928), первая в России женщина — музыкальный критик.

1.  Первый приезд Скрябина в Самару и не только.

Александр Скрябин

Первый раз великий русский композитор Александр Николаевич Скрябин побывал в Самаре весной 1893 года, когда ему было всего 20 лет. Молодой, начинающий свою карьеру музыкант-пианист, как и многие знаменитости:
Л. Н. Толстой, А. П. Чехов, А.М. Горький, С. Аксаков, В.И. Суриков приезжал сюда в кумысолечебницу Н. В. Постникова, чтобы поправить свое здоровье. Обострение заболевания легких Скрябина совпало со временем его неразделенной любви к Наташе Секериной, соученице по классу Н. Зверева. Кроме того, из-за болезни левой руки, которую молодой пианист «переиграл», он был на грани самоубийства. Для Скрябина было немыслимым отказаться от выступлений. Крушение всех надежд привело его к депрессии. В этот тяжелый 1893-й год Александр даже написал сонату для фортепиано с похоронным маршем… К счастью, после прохождения кумысолечения в Самаре, композитор вышел из кризиса и продолжил концертировать. Вот как писал он в своем дневнике в 1894 году:

«Я все-таки жив, все-таки люблю жизнь, люблю людей, люблю еще больше. Иду возвестить им мою победу. Благодарю тебя за все ужасы твоих испытаний, ты дал мне познать мою бесконечную силу, мое безграничное могущество, мою непобедимость, ты подарил мне торжество. Иду сказать им, что они сильны и могучи, что горевать не о чем, что утраты нет! Силен и могуч тот, кто испытал отчаяние и победил его».

В 1908 году произошло важнейшее для творческой судьбы Александра Скрябина событие. Он познакомился со знаменитым в те годы контрабасистом-виртуозом, дирижером и издателем Сергеем Кусевицким.

Сергей Кусевицкий

После смерти в 1903 году Митрофана Петровича Беляева Скрябин не имел издателя и находился в стесненных жизненных обстоятельствах. Материальную поддержку в виде субсидий ему оказывала Маргарита Кирилловна Морозова — богатая почитательница его таланта.
Супруги Сергей и Наталья Кусевицкие направили большую часть своего обширного состояния на цели музыкального просвещения. В 1909 г. в Берлине С. Кусевицкий зарегистрировал созданное им на семейные средства Российское музыкальное издательство, печатавшее в Лейпциге произведения молодых композиторов — в том числе А. Скрябина, И. Стравинского, Н. Метнера, С. Прокофьева, С. Рахманинова.

Оркестр Сергея Кусевицкого

Ещё одно из важнейших свершений С. Кусевицкого – создание собственного оркестра из 65 музыкантов, с которым он провел концертные сезоны в Москве и Петербурге. Большого дохода концерты не приносили. Их целью было — музыкальное просвещение, пропаганда современного искусства молодых композиторов.
Сергей Кусевицкий способствовал продвижению творчества А. Скрябина, был признан лучшим интерпретатором его произведений. В репертуар дирижера были впервые включены многие произведения Р. Глиэра, Н. Мясковского, И. Стравинского, С. Прокофьева. По инициативе Сергея Кусевицкого скульптор С. Судьбинин в 1908 г. создал бронзовый бюст А. Скрябина.
В январе 1910 года Скрябин окончательно вернулся из-за рубежа в Россию. Весной этого же года Кусевицкий пригласил его вместе с симфоническим оркестром принять участие в беспрецедентной по тем временам просветительской акции. Кусевицкий организовал большое концертное турне по городам Поволжья с программой из русской музыки.

 2. Круиз особого назначения

Это был гастрольный тур симфонического оркестра Сергея Кусевицкого из 19 концертов в 11 городах – Углич, Тверь, Рыбинск, Ярославль, Кострома, Нижний Новгород, Казань, Саратов, Царицын, Астрахань, Самара.

Пароход «Первый» братьев Каменских.

С. Кусевицкий вез свой оркестр на специально заказанном пароходе. Для Скрябина на нем был рояль Бехштейн, специально изготовленный для этой поездки. С кортежем ехали и «почетные путешественники» — владелец фабрики роялей Дидерихс, музыкальные критики Оскар Риземан и Елена Тидебель, зарубежные корреспонденты, доктор Богородский. В поездке участвовал известный немецкий художник Роберт Штерль — автор портрета и ряда зарисовок А. Скрябина.
Поволжский тур симфонического оркестра Сергея Кусевицкого в 1910 году имел высокую просветительскую миссию — он знакомил российскую провинцию с талантливым русским композитором А.Н. Скрябиным. Гастроли получили огромный успех. Всюду — переполненные залы.
Первым из серии волжских концертов был концерт в Твери. Жена Скрябина Татьяна Федоровна  Шлёцер сообщала в письме: «В Твери громадный успех. Зал был полон. Концерт прошел в зале Дворянского собрания». Сохранился рисунок художника Роберта Штерля: на нем узнаваемыми контурами проступают очертания колонн зала Дворянского собрания в Твери, за роялем — А. Скрябин.

Татьяна Шлёцер (1883-1922) -1902 г.

При небольшом росте, его отличали прямая и гордая осанка, изящество движений, которое не раз отмечали в своих воспоминаниях современники. Статьи рецензентов и критиков пестрели восторженными отзывами: «Эти концерты приходится назвать не только редким, но еще и небывалым явлением в нашей музыкальной жизни… их нельзя не причислить к артистическим подвигам!».
В мае 1910 года Самара стала одним из пунктов этого особого турне. Выбор Самары в качестве концертной площадки был неслучайным. Здесь на углу улиц Саратовской и Москательной (Фрунзе и Л.Толстого)  1 декабря 1907 года был открыт театр-цирк «Олимп» — элегантное здание, построенное по проекту известного архитектора Платона Шаманского, ставшее шедевром русского модерна.

Театр -цирк «Олимп». Зал

В нем, как пишут в адрес-календаре Самарской губернии за 1908 год, имелся «собственный постоянный концертный оркестр под управлением капельмейстера А.Г. Крюковича.. Роскошный буфет… Первоклассная кухня». При снятии кресел в центре партера зрительный зал превращался в цирковую арену. Удобное расположение, большая вместимость (1100 зрительских мест), прекрасная акустика сделали театр привлекательным для публики и артистов. На сцене «Олимпа» ставили оперы и драмы, выступали известные музыканты и поэты, читали лекции выдающиеся ученые. На вечера ходила почтенная публика с солидным достатком.

Театр-цирк «Олимп»

Именно здесь 7 мая 1910 года состоялся первый вечер гастрольного тура симфонического оркестра под управлением Сергея Кусевицкого с участием Александра Скрябина.
Что это был за концерт, можно судить по афишам, программкам и газетам, сохранившимся с тех времен. Вот что читаем мы в газете «Волжское слово» от 6 мая 1910 года (19-го мая по новому стилю):

«7 мая 1910 г. в концертном зале театра «Олимп» Симфонический концерт под управлением Сергея Кусевицкого при участии А. Скрябина. Программа посвящена русским композиторам:Римский-Корсаков – «Шехерезада», симфоническая поэма. Скрябин – концерт для фортепиано с оркестром, ор.20. – исполняет автор. Танеев – антракт к III действию оперы «Орестея»,Чайковский – Пятая симфония. Начало концерта в восемь
часов вечера».

К каждому купленному на концерт билету прилагалась программа-аннотация в оформлении знаменитого художника Мстислава Добужинского. В ней были представлены портреты и биографии композиторов и исполнителей, музыкальные темы и даже нотные примеры исполняемых произведений. Кроме того, в фойе перед концертом продавали не что иное, как дешевые карманные партитуры.

3. Анонсы таинственного мистера Fis

Стоит отметить, что самарская газета «Волжское слово» в мае 1910 года провела большую рекламную кампанию предстоящего Волжского турне оркестра Сергея Кусевицкого, разместив на своей первой полосе афиши концертов с их программами, а также публиковала на своих страницах заметки, анонсирующие первые симфонические концерты. Фрагмент статьи, вышедшей в день первого симфонического концерта оркестра Кусевицкого, автора под таинственным псевдонимом — Fis («Фа-диез») мы приводим ниже:

«Сегодня музыкальный мир Самары переживает большое событие: в первый раз со дня основания нашего молодого города раздадутся звуки симфонической музыки. Этот род музыки, благодаря тому, что все гении и выдающиеся композиторы признавали его за идеал творчества и за кульминационную точку страстной потребности поведать миру свои настроения, переживания, муки — сделался излюбленною целью каждого композитора (…). Формы симфонического творения, представляющие непреодолимую преграду для нищих духом, в руках даровитого автора получают гибкость и эластичность, усугубляющие красоту и неотразимость произведения. Если за палочку берется человек, талантливо понявший композитора, то вдвоем они реют как свободные орлы в недосягаемом поднебесье, они безраздельно и самодержавно царят на копошащейся где-то внизу бесчисленною толпою, с изумлением и восторгом взирающей на полет их фантазии. Добавим к этому, что необычайное изобилие, яркость и блеск красок современного оркестра, расточительное разнообразие и сложный, не заходящий за пределы прекрасного контрапункт, — все это необходимое оружие в руках талантливо распоряжающегося полководца – композитора.
Таковы данные, вызвавшие и узаконившие, так сказать, в культурных центрах потребность к симфонической музыке; там она сделалась такою же потребностью, как и носовой платок. Поэтому – сегодня вечером убедимся… Многие ли у нас пользуются носовым платком?»
 Fis.

Автор этих заметок – явно профессиональный музыкант. Кто он? Самарский журналист, искусствовед или кто-то из столичных критиков? Может быть, это Оскар Риземан, следовавший вместе с кортежем музыкантов Сергея Кусевицкого, и написавший впоследствии книги о Н.А. Римском-Корсакове и о С.В. Рахманинове? А, может быть, это были заметки женщины-критика Елены Тидебель, написавшей немало статей о русских музыкантах и композиторах, в том числе о Скрябине? Пока эти вопросы остаются открытыми. Но есть повод разгадать загадку…

Елена Максимилиановна Тидебель (1847—1928), первая в России женщина — музыкальный критик.

А вот фрагмент рецензии таинственного музыкального критика Fis («Фа-диез») на первый концерт оркестра Кусевицкого в Самаре, который прошел 7  мая 1910 года в «Олимпе». «Волжское слово», май 1910 года:

«Трудную задачу, предъявленною программой, оркестр под управлением талантливого дирижера С. Кусевицкого, выполнил блестяще, мастерски, виртуозно. Молодой дирижер не упустил ни одной мелочи в интерпретации и с педантичностью отнесся ко всем деталям исполняемых сочинений. Его – пиано, форте, крещендо – безукоризненны и, в общем, оставили громадное впечатление. Одно позволим себе констатировать, что программа второго отделения, видимо, лежала ближе к сердцу молодых оркестрантов, и потому в исполнении сказывалось больше увлечения; вследствие этого художественный пыл и задор заразили и всю аудиторию…».

А в рецензии на все три концерта Волжского турне оркестра Сергея Кусевицкого таинственный Fis в «Волжском слове» 1910 года подытоживает:

«Если после трех концертов, мы и не сделались сразу истинными знатоками и ценителями серьезной музыки, то, тем не менее, симфонические вечера уже принесли большую пользу: во-первых, они доказали возможность их, затем они возбудили к себе интерес среди лиц, не слыхавших до сих пор такой музыки, и, наконец, всем посетителям доставили духовное наслаждение; поэтому вполне верим, что окажемся лишь послушным выразителем общественного мнения, если выскажем С.А. Кусевицкому глубокую признательность за организацию большого и смелого культурного предприятия, выполненного им блестяще».

И.В. Липаев, выпустивший в 1913 г. монографический очерк о Скрябине, назвал эту поездку «Триумфальным шествием нашего артиста. Не было ни одного приволжского города, публика которого не принимала бы Скрябина с горячим энтузиазмом».

4. Скрябин и Нижний Новгород. 

В Нижнем Новгороде всегда любили музыку, и эти культурные традиции можно проследить издавна. Не стремясь дать полную картину музыкальной жизни города в конце XIX — начале XX века (об этом уже существует изданная литература), напомним, что представляла из себя культурная жизнь Нижнего в период пребывания в нем Скрябина.
В газетах того времени «Волгарь» и «Нижегородский листок» на первых страницах почти всегда анонсировались концерты крупных музыкантов, театральные, оперные и драматические постановки, причем задолго, примерно за месяц (часто по нескольку раз), крупным планом. Постоянно существовала газетная полоса «Театр и музыка», в которой рецензировались очередные концерты и спектакли. Критика была, в основном, профессиональной, большей частью доброжелательной. Материалы, почерпнутые, главным образом, из указанных изданий, и стали основой настоящей публикации.
Жизнь Нижнего Новгорода исторически была связана с крупными музыкантами. Здесь родился, жил и выступал как дирижер, пианист и композитор М. А. Балакирев. Здесь много лет жил А. Д. Улыбышев — автор знаменитой «Новой биографии Моцарта» в двух томах на французском языке, переведенной на многие европейские языки. Здесь гастролировали различные оперные труппы, приезжали такие замечательные певцы, как И. Тартаков, Н. Фигнер, Л. Собинов. Здесь начинал свою артистическую деятельность Ф. Шаляпин.
Заметно оживилась музыкальная жизнь Нижнего Новгорода в 1873 году в связи с открытием в городе отделения Русского музыкального общества (четвертого по счету в России) во главе с B. Ю. Виллуаном. Уже через пять лет состоялся первый выпуск. Среди окончивших классы РМО в разные годы были: композитор М. Ляпунов — впоследствии профессор Петербургской консерватории, скрипач Д. Крейн, ставший концертмейстером оркестра Большого театра, его брат А. Крейн — композитор, автор балета «Лауренсия», пианисты И. Добровейн и В. Исакович, позже ставшая женой Скрябина.
Привлечению артистических сил способствовало открытие в 1896 году Всероссийской торгово-промышленной и художественной выставки. Последовали частые гастроли выдающихся русских и зарубежных исполнителей. Сюда приезжали с концертами Николай и Антон Рубинштейны, И. Гофман, С. Рахманинов, М. Ба-ринова, клавесинистка В. Ландовская, скрипачи Л. Ауэр, П. Сарасате, Б. Губерман. В 1896 году впервые в Нижний приехал большой симфонический оркестр под управлением В. Главача, в 1904 году — оркестр Московской консерватории во главе с В. Сафоновым, в 1910 году — сборный   симфонический оркестр под руководством С. Кусевицкого.

Церковь святой Варвары великомученицы на улице Варварской в Нижнем Новгороде.

Но вернемся в 1897 год. Именно тогда, 27 августа Александр Николаевич Скрябин женился на Вере Ивановне Исакович, дочери известного в Нижнем Новгороде присяжного поверенного Ивана Христофоровича Исаковича. Венчание проходило в церкви святой Варвары великомученицы на улице Варварской (эта церковь была снесена в советское время, теперь на ее месте — Нижегородский общественно-культурный центр). Дом Исаковича находился рядом с церковью — на улице Дворянской (ныне Октябрьской), 32. По свидетельству современников, из церкви был положен ковер, по которому молодые прошли в дом отца, где их встречали шампанским.
После свадьбы Александр Николаевич и Вера Ивановна едут в Крым, затем в Москву. Сохранились их поздравительные открытки с праздниками святой Пасхи и Рождества Христова, адресованные Василию Юльевичу Виллуану.
В 1898 году отмечался 25-летний юбилей РМО. 14 ноября состоялся большой концерт, в котором участвовала Вера Ивановна. Она исполнила «Маргариту за прялкой» Шуберта-Л иста, два этюда и мазурку Скрябина. Газета «Нижегородский листок» сообщила об этом событии следующее: «Юбилейное симфоническое собрание местного отделения Императорского Русского музыкального общества вчера прошло с огромным успехом и сопровождалось рядом оваций В. Ю. Виллуану. Ему был поднесен серебряный лавровый венок от учащихся в классах, серебряный подстаканник и записная книжка от оркестра, серебряный портсигар от вдовы первого председателя отделения РМО А. А. Шульца, лира из зелени от воспитанников Александровского института, от дирекции епархиального училища корзина цветов. Пианистке Скрябиной В. И. поднесено два букета цветов».
Кандидат философских наук Наталья Юрьевна Сергутина сообщила некоторые факты о пребывании А. Н. Скрябина летом 1900 года в Нижнем Новгороде. Она, в свою очередь, получила их от своей свекрови Аделаиды Вячеславовны Мерцаловой (соученицы композитора А. А. Касьянова у пианиста В. М. Цареградского). Вячеслав Валерьевич Левашов (отец Мерцаловой), уездный предводитель дворянства, много лет снимал у Исаковича дом. Сам Иван Христофорович и молодые Скрябины жили во флигеле.

Дом Дворянского собрания в Нижнем Новгороде

В этот приезд в Нижний Новгород композитор не участвовал в концертах, занимался дома, много играл, сочинял. Из открытых окон часто лились звуки музыки Скрябина.
Следующее появление композитора в Нижнем — в 1902 году. 22-го ноября в Дворянском собрании (ныне ДК имени Свердлова) состоялось очередное собрание Русского музыкального общества, в котором «пианист и композитор, профессор Императорской Московской консерватории А. Н. Скрябин исполнил ряд собственных сочинений: Концертное аллегро, Сонату-фантазию, Полонез, Ноктюрн для одной левой руки, десять прелюдий, три этюда, четыре мазурки и экспромт». В рецензии на концерт говорилось, что произведения молодого композитора русской публике мало знакомы, между тем за границей музыкальный мир им заинтересовался, и в Лейпциге его сочинения выходят уже третьим изданием.
Далее следовал довольно подробный анализ: «Основная мелодия везде ясно слышна и сопровождается в басовом аккомпанементе, звучит полными аккордами. Если бы не следить за игрой Скрябина, то можно было бы думать, что играет не одна левая рука, а обе. Исполнение ноктюрна вызвало особенно шумное  одобрение публики… Ноктюрн этот представляет несомненно интерес для учащихся пианистов.
Allegro di concerto op. 18, b-moll содержит в себе грандиозную эффектную музыку. Мазурки ор. 25 №№ 1, 4, 8 и ор. 3 № 4 — мелодичны, изящны. Исполненные в конце вечера десять прелюдий по мелодии разнообразны. Нечего и говорить, что исполнение автором (обладающим превосходной техникой) своих произведений было полно музыкальных красот, тонких нюансов, чистоты и изящества. Сила удара довольно внушительная. Сочинения Скрябина по характеру своему напоминают шопеновскую музыку, особенно это заметно в мазурках. Судить же вообще о достоинствах сочинений А. Н. Скрябина по одному концерту едва ли возможно, так как тех качеств, какие нужны для того, чтобы производить впечатление на слушателей, в произведениях Скрябина как будто бы не вполне достаточно, или можно думать так, что публика не легко воспринимает его мелодию. Во всяком случае, музыка Скрябина своеобразна, оригинальна и задушевна, в ней есть что-то такое мечтательно-грустное, слышится экспрессия и страсть. Русская музыкальная публика должна поближе познакомиться с произведениями отечественного, бесспорно талантливого композитора».


На одном из концертов, который состоялся в зале Коммерческого клуба (бывшее здание ТЮЗа на улице Грузинской), Вера Ивановна Скрябина исполнила целый ряд его сочинений. В одной из газет рецензент писал: «Скрябин является одним из пионеров новой музыки, которую можно охарактеризировать как музыку необычную в гармоническом отношении с чрезвычайно ярко выраженной индивидуальностью в темах и их развитиях, в соединении с превосходной техникой, тем особым искусством писать пассажи специального фортепианного характера и умением использовать всевозможные эффекты, доступные инструменту. Это богатство и необычность гармонического соединения и отношений — создает произведения очень яркие, благодарные для исполнения, а потому и чрезвычайно интересные для слушателя.
В публике музыка Скрябина за ее необыкновенную сложность и оригинальность иногда зовется «музыкой будущего», что отчасти справедливо, ибо путь, по которому идет музыкальное искусство в своем дальнейшем развитии, несомненно должен направиться именно в сторону усложнения и обновления гармонии, по этому пути и идет Скрябин.
Из произведений композитора, исполненных в концерте, наиболее серьезными и глубокими по содержанию являются обе сонаты — f-moll, Fis-dur (из первой особенно интересны Sostenuto, Presto, Funebre чрезвычайно безнадежного мрачного характера. Во второй прекрасное по своей легкости и прозрачности Prestissimo).
Очень интересными оказались этюды, одни посвоей эффектности, другие — по содержанию. Например, Des-dur (последний) и gis-moll. Менее оригинален полонез. Наконец, в последнем отделении — поэтическая поэма ор. 32 и очень изящный вальс ор. 38 представляют очень благодарные вещи для всякого пианиста.
В. И. Скрябина, концертантка, бывшая ученица здешнего отделения РМО, а впоследствии Московской консерватории, профессором которой она состоит в настоящее время, передает произведения А. Скрябина с большой тщательностью и рельефностью, благодаря прекрасной технике, силе удара, мягкости туше, там где это нужно. Особенно удаются пианистке технические вещи (этюд Des-dur и пьесы бравурного характера). Превосходно исполнены также вальсы и Prestissimo последней сонаты. В. И. Скрябина имела успех у собравшейся публики и исполнила на бис пять номеров своей программы.
В заключение не можем не выразить сожаление, что она играет только исключительно А. Скрябина. Это вредит и самой пианистке, не давая ей возможность выказать разнообразие своего таланта в произведениях различных авторов, и отнимает у исполняемых произведений их яркий индивидуальный характер, который на фоне произведений других авторов выделился бы значительно больше».

Александр Скрябин

И, наконец, последний приезд Скрябина в Нижний. Газета «Волгарь» широко афишировала в 1910 году концерты симфонического оркестра С. Кусевицкого, который совершал большую поездку по Волге; в качестве солистов в гастролях приняли участие А. Н. Скрябин, тогда уже знаменитый композитор и пианист, «властитель дум» (как писала газета), и скрипач А. Я. Могилевский.
Поездку концертанты начали с Рыбинска, 30 апреля они выступали в зале Дворянского собрания в Костроме. Концерты проходили в переполненных залах и сопровождались большим успехом. В Нижнем Новгороде выступление состоялось 2 мая в зале Коммерческого клуба. Рецензенты писали, что это был необыкновенный концерт. Артистический успех был колоссальным, шумные овации были устроены С. Кусевицкому и А. Н. Скрябину, исполнявшему с оркестром свой фортепианный концерт. Аплодировали дружно и заставили композитора сыграть на бис свои произведения. Публика была в восторге и разошлась по домам очарованная. Так написал рецензент.
Перелистывая пожелтевшие страницы, порой невольно сдерживаешь улыбку — из-за наивности суждений, непривычности (для нынешних дней) слога, подчас излишней категоричности высказываний тогдашних критиков. Но обращаешь внимание и на другое: оперативность публикаций, отклик на любое мало-мальски значительное музыкальное событие, а нередко — и на прозорливость авторов. И, конечно, на «воздух времени», запечатленный на газетных полосах.
Так или иначе, нижегородские эпизоды оказались важной частью жизненной и творческой биографии Скрябина. Без них наше представление о великом русском музыканте было бы неполным.

5. Исполняет автор

Что же исполнил в Самаре Александр Скрябин в мае 1910 года? Что услышали здесь, на берегах Волги, в театре «Олимп» братьев Калининых современники композитора? Их вниманию был представлен Концерт Скрябина для фортепиано с оркестром, ор.20. Немного из истории его создания. В середине сентября 1896 г. Александр Скрябин вернулся в Россию, завершив свое первое концертное турне, и начал работу над сочинением фортепианного концерта. Ему 24 года. Он познакомился со студенткой консерватории Верой Исакович. К лету 1897 г. работа над концертом была завершена, а в конце августа Вера Ивановна стала его женой. В конце сентября молодая чета приехала в Одессу, где Скрябин впервые выступил со своим фортепианным концертом. Василий Сафонов, дирижировавший оркестром, сообщил Цезарю Кюи о том, что Скрябин имел огромный успех. Этот концерт стал новым словом в русской инструментальной музыке. В нем получили развитие новаторство композитора в области мелодики, гармонии и жанровой трактовки произведения.
Ткань фортепианного концерта А. Скрябина по-шопеновски воздушна и прозрачна. Ее музыке свойственны нервная трепетность и взволнованность. Юношеский фортепианный концерт, несущий в себе звуки весны, романтических надежд, устремленности к мечте, наполнен певучими темами и будущими гармониями «томления». В ярких контрастах его музыки нашли отражение противоречия той сложной эпохи. Слушатели дореволюционной Самары ощутили на себе влияние его экспрессии, бурлящего мира скрябинских исканий. По воспоминаниям современников, игра А. Скрябина отличалась нервной возбуждённостью и вместе с тем исключительной одухотворенностью, гибкой нюансировкой, неуловимой изменчивостью темпа и ритма, богатством и разнообразием тембровых красок, достигавшимся виртуозной техникой педализации.
Таким, во всем великолепии его исполнительского и композиторского дара, услышала в 1910 году Скрябина — Самара, которая в 1893 году помогла ему победить отчаяние…
Спустя пять лет после легендарного Волжского турне, весной 1915 года, после неожиданной и трагической смерти Александра Скрябина, Сергей Кусевицкий провел серию концертов, посвященных его памяти. Сборы от них он передал семье композитора, оставшейся после смерти Скрябина без средств к существованию.

 6. А.С. Скрябин. Итог.

Волжское турне оркестра Большого театра  под управлением  Кусевицкого- дирижера   интересовало многих, в том числе и друзей Скрябина. Судя по телеграмме к М.С. Неменовой – Лунц  о возможности поездки друга Скрябина, инженера А.Э. Мозера ответ был отрицательным.  26 апреля за подписью Скрябина и Кусевицкого из Твери была отправлена телеграмма следующего содержания: «Передайте Мозеру сожалеем, извиняемся, мест на пароходе нет. Большой успех. Привет». ( см. « Скрябин А.Н. Письма/ Сост ., ред. и примечания А.В. Кашперова.- М.: Музыка, 2003). Замечу, что свой собственный симфонический оркестр С.А. Кусевицкий создаст только через год – в 2011 году.
По-видимому, А.Э Мозер обратился через М.С. Неменову – Лунц, ученицу Скрябина, с просьбой переговорить с Кусевицким о возможности совершить с ними путешествие. Это было вполне закономерно, Кусевицкий взял в эту поездку весь состав оркестра (65 человек), солистов – А.Н. Скрябина ( с Т.Ф. Шлецер), скрипача А.Я. Могилевского, виолончелиста  Р.И. Эрлиха,  певца – танцора В.П. Дамаева, вспомогательный персонал, необходимый для организации концертов. Кроме того,  в поездке принимали участие приглашенные Кусевицким лица, в концертах не занятые, но очень нужные, например, художник Роберт Штерль, «русские немцы»,  журналисты – Елена Максимилиановна фон Тидебель, американский музыкальный критик Артур Абель, издатель лейпцигского журнала «Die Signal fur die musicalische Welt» Август Шпанут, музыкальный критик и дирижер Оскар фон  Риземан, врач и друг Скрябина доктор Владимир Богородский, владелец рояльной фабрики Андрей Дидерихс, предоставивший для этой поездки Скрябину рояль «Бехштейн». Все эти люди полностью заполнили пароход, и поэтому многие, желающие принять участие в этом путешествии, получили отказ.
Специально зафрахтованный С.А. Кусевицким пароход носил имя  «Первый». Название парохода оказалось пророческим. Как писала «Русская музыкальная газета» ( РМГ, 1910, №№ 24-25), впервые прозвучала симфония на Волге, занесенная в приволжские города энергией и предприимчивостью высокоталантливого музыкального деятеля и дирижера. Эта поездка также имела своей целью показать нового композитора (Скрябина), которого уже достаточно хорошо знали в Европе и  российской провинции.
Первый симфонический концерт Волжского турне состоялся в  Твери  26 апреля 1910 года.  Были исполнены увертюра «Эгмонт» Берховена, Пятая симфония Чайковского, симфоническая  картина «Садко» Римского-Корсакова, фортепианный концерт Скрябина ( солировал автор) и увертюра к «Мейстерзингерам» Вагнера.» Концерты с аналогичными программами были исполнены;
— 28 апреля. г. Рыбинск. В газете «Рыбинский вестник» 1 мая появилась статья Б.Гольдмана «Концерт Кусевицкого». Рецензент в газете «Голос» (1мая №96) назвал Скрябина « прекрасным, темпераментным пианистом»;
— 29 апреля в Ярославле. Были исполнены увертюра «Эгмонт» Берховена, Пятая симфония Чайковского, симфоническая  картина «Садко» Римского-Корсакова, фортепианный концерт Скрябина (солировал автор) и увертюра к
«Мейстерзингерам» Вагнера;
— 30 апреля в Костроме. Газета «Волжско – Камская речь» отметила концерт Скрябина 2 мая 1910 г. № 454.  Т.Ф Шлецер в письме к З.И. Монигетти написала «В Костроме был полный зал и успех громадный»;
— 2 мая.  Нижний Новгород. О пребывании Скрябина в Нижнем Новгороде уже было написано Ю.В. Николаевым в сборнике «Нижегородский Скрябинский альманах» Н.Новгород. 1995;

Л. О. Пастернак. А. Н. Скрябин за роялем. Рисунок. Итальянский карандаш. 10 марта 1909 г. Ф. 1575. И. Б. Семенов, № 165.

— 4 мая. Казань. О пребывании Скрябина в Казани не  только в 1910 г, но и в другие годы, мы более подробно узнаем из статьи И.Ванечкиной и Б. Галеева. « Скрябин и Казань» ( журнал «Казань», 2001, № 11).  «Скрябин выступал в зале Дворянского собрания со своим сольным концертом в марте 1912 года. Прелюдии, мазурки, «Окрылённая поэма», «Листок из альбома», «Сатаническая поэма». Как прошёл концерт – судить можно по прессе. Точнее, судить по прессе можно, но трудно. Уж больно противоречивые отзывы в разных изданиях. Из рецензии  газеты «Казанский телеграф» (1912, № 5666) можно узнать, что концерт Скрябина был «выдающимся событием музыкальной жизни сезона». Им можно восхищаться, возмущаться, писала газета, но он не оставит никого равнодушным, причём новаторство и революционность музыки, по мнению рецензента, сочетается у Скрябина преемственностью со следами высокой классики прошлого – музыкой Шопена и Вагнера, Бетховена и Баха. Преклоняясь перед композиторским даром Скрябина, рецензент ставит его, этот дар, выше способностей Скрябина – пианиста. Но, тем не менее, в рецензии отмечалось, что успех был огромный, и некоторые вещи неоднократно бисировались. Суровее была центральная, московская пресса, но претензии были всё же скорее не к Скрябину, а к аудитории: «Зал  Дворянского собрания наполовину был пуст, — так писала «Русская музыкальная газета» (1912, №16). – Публика довольно холодно принимала композитора-пианиста. Впрочем, иного и нельзя было  ожидать. Воспитание казанцев идёт медленно». Надо отметить, истины ради, что казанский слушатель уже имел возможность познакомиться до этого с музыкой Скрябина. Известный пианист М.Н. Мейчик неоднократно выступал в Казани с исполнением скрябинских произведений – в октябре 1906 года (см.: «Русская музыкальная газета», 1906, №47) и, дважды, в 1909 году, зимой и весной (см. «Казанский телеграф», 1909, 6 февр.; «Русская музыкальная газета»,  1909, №11). Да и сам Скрябин, оказывается, уже бывал в Казани раньше, выступая в симфонических концертах дирижёра С. Кусевицкого в его знаменитом турне по Волге весной 1910 года. Дирижёр Кусевицкий был талантливый и, одновременно, по супружеской линии, богатый, любил жить и выступать с размахом. Им был нанят специальный пароход под названием «Первый». На нём,  кроме концертирующих музыкантов, присутствовал весь околокусевицкий артистический «бомонд» — музыкальные критики, издатели, художники, журналисты. Кусевицкий для этой поездки заказал  рояль «Бехштейн» специально для Скрябина. Программа включала музыку Бетховена, Чайковского, Вагнера, Римского-Корсакова. А сам Скрябин выступал как солист-пианист со своим знаменитым фортепианным концертом. Тогда, в 1910 году, концерт проходил не в Дворянском собрании, а в находившемся рядом более обширном городском театре. Поездка была, наверное, весьма занимательной и нескучной, хотя и плотной по выступлениям, кое-где концерты приходилось давать не единожды. Резонанс отмечался большой: «Огромный успех выпал на долю Скрябина, игравшего повсюду свой концерт и на бис произведения, принадлежащие к первому и среднему периодам его творчества» («Новости сезона», 1910, № 1979); «А.Н. Скрябин удивительно вдохновенно, художественно сыграл свой фортепианный концерт…захватил слушателей своей магической силой» («Русская музыкальная газета», 1910, № 2425).
А в свете бытовой, житейской хроники для скрябиноведения знаменательным был факт охлаждения бывших довольно тесными отношений между Скрябиным и Кусевицким – после того, как тот оплатил скрябинские выступления оскорбительно низко, по разряду туристической поездки. И они в конце концов вскоре разошлись… Но зато эта поездка позволила появиться и сохраниться знаменательному, можно сказать, бесценному документу. На пароход Кусевицким был приглашён немецкий художник Р. Штерль, который во время путешествия сделал много эскизов маслом, пейзажей, портретов (в том числе и Скрябина). Некоторые из них получили большую известность. На одном из них, как вы можете здесь увидеть, — представлены Скрябин и Кусевицкий во время исполнения упомянутого фортепианного концерта. Кто знает, может быть, в густых красочных мазках этого полотна замешались, затерялись и атомы воздуха тогдашней Казани.  Сейчас портрет, небольшой по размерам, находится в Германии, в знаменитой Дрезденской картинной галерее».
Газета « Казанский телеграф»  опубликовала заметку Ю. Геркена о концерте Кусевицкого 5 мая 1910 г ( №5120), а рецензент казанской газеты « Камско-Волжская речь» (1910. № 457) отмечал, что симфонические концерты С.А. Кусевицкго, в которых участвовал великолепный оркестр и где играл свой фортепианный концерт «сам» Скрябин, — явление не только редкое, а незабываемое в музыкальной жизни Казани. И называл это «артистическим подвигом». В исполнении Скрябина рецензент отметил «некую экзальтацию»;
— 7 и 8 мая. Самара. О Самаре мы уже писали подробно. Т.Ф. Шлецер, в письме  к З.И. Монигетти, отмечала « Самарский концерт был по исполнению и успеху выдающимся»;
— 11 мая. Саратов. Концерт шел с некоторыми изменениями в программе: 1. Римский-Корсаков «Шахерезада», 2. Скрябин. Концерт ор.20  (исполнял автор). 3. Танеев. Увертюра к третьему действию оперы «Орестея», 4. Чайковский. Пятая симфония. В «Саратовском вестнике» ( 1910 г, № 100 и 101 отмечалось, что концерты Кусевицкого, в которых принимали участие первоклассные силы одного из лучших в мире оркестров – оркестра Большого театра – выдающееся событие в музыкальной жизни Саратова. Концерт из произведений русских композиторов «прошел с ещё большим художественным успехом». В газете «Саратовский вестник» № 101 от 13 мая 1910 г. Ф.А. Пальчинский  писал: «… Скрябин блестяще сыграл свой фортепианный концерт в сопровождении оркестра»;

Рисунок с натуры Б. Кустодиева. «Последний концерт А. Н. Скрябина»

— 13 мая.  Корабль «Первый» прибыл в Царицын. О концерте было написано в «Царицынском вестнике»  14 мая 1810 года ( № 3428);
— 16 мая. Астрахань.  Здесь была исполнена программа, как и в Саратове. «Астраханский вестник» (Рецензия Крылова)  18 мая 1910 г. написал  об этом ( № 610).
Гости С.А. Кусевицкого также внесли свою лепту. Роберт Штерль сделал во время турне три зарисовки Скрябина.  Журналист Е.М. Тадебель в «Российской музыкальной газете» написала статью «Симфония на Волге» в 1910 г ( № 24/25) : «А.Н. Скрябин удивительно вдохновенно, художественно, сыграл свой фортепианный концерт… захватил слушателей своей магической силой».
По возвращении из поездки, в газете «Новости сезона» ( № 1978) сообщалось: « Огромный успех выпал на долю Скрябина, игравшего повсюду свой концерт и на «бис» — произведения, принадлежащие к первому и среднему периодам его творчества».
Комментируя итоги первого волжского турне С.Кусевицкого,  известный музыкальный критик  Владимир Держановский отмечал, что впервые  «… в глухой русской провинции услышали и узнали, хотя немного, музыку одного из замечательнейших современных композиторов, причем, не будь этого турне, возможно, что понадобился бы добрый десяток лет, чтобы эта музыка дошла до тех городов» («Русские ведомости» 2 июня 1910.).
Второе турне по Волге С.А. Кусевицкий осуществил в 1912 году уже с собственным оркестром. Опыт, полученный в первой поездке благотворно сказался и на второй. В эту поездку Кусевицкий пригласил пианиста Марка Мейчика. Один из лучших, по моему мнению, биографов Скрябина Ю.Д. Энгель, как ни странно, достаточно «скупо» описывает эту волжскую «эпопею»:
«…Александр Николаевич (вместе с Татьяной Федоровной) принял участие в грандиозном, небывалом по обстановке, артистическом путешествии. Это было известное симфоническое турне Кусевицкого по Волге (с оркестром Императорского Большого театра; дальнейшие поездки были уже с собственным оркестром С. Кусевицкого)…мысль – счастливая и для поволжских городов, послушавших (большей частью в первый раз) хорошую симфоническую музыку в хорошем исполнении, и для участников поездки. Жили они почти все время на пароходе «Первом» братьев Каменских, который покидали только для концертов и прогулок. Волга раскрывалась во всей своей красе; цвёл май; дело спорилось; общество было дружное, еще не отравленое  жилками сомнения или раскола. Вот почему такие хорошие воспоминания остались об этой поездке у всех её  участников. Поездка длилась от 21 апреля до 25 мая.

Причал города Самары

Всего дано было 19 концертов в 11 городах (Тверь, Рыбинск, Ярославль, Кострома, Симбирск, Нижний Новгород, Казань, Саратов, Царицын, Астрахань, Самара).  Во всех этих городах Скрябин выступал со своим фортепианным концертом и на «bis» с пьесами раннего и среднего периодов. Пароход же вез и специально построенный для поездки рояль «Бехштейн», на котором играл Скрябин». (см.: « Музыкальный современник». Журнал  музыкального искусства. Под редакцией А.Н. Римского – Корсакова и при ближайшем участии: Ю. Вайсберг, В.Г. Каратыгина, проф. И.И. Лапшина, А.В. Оссовского, П.П. Сувчинского и Ю.Д. Энгеля. Декабрь – январь. Книга четвертая и пятая. 1916.»
Читатели могут спросить – почему я не привел ни одной цитаты и воспоминаний об этой поездке  Л.Л. Сабанеева? Ответ достаточно прост – «сближение» Сабанеева со Скрябиными произошло только в 1911 году.

***

Автор идеи:  Александр Серафимович Скрябин

***

Связаться с редактором

***

Архив:

Лекция Александра Серафимовича Скрябина «Неистовая Ариадна», посвященная памяти дочери великого композитора