Твардовского отличала самостоятельность творческого поиска, сочетание художественного вкуса с гражданскими принципами….

Имя А.Т. Твардовского, классика русской поэзии ХХ века, связано для нас с его стихами и поэмами, особенно с «Книгой про бойца», более известной как «Василий Тёркин», с великолепной «Страной Муравией», где молодой поэт в узорах песен, дорожных встреч   сумел сказать о трагедии русского крестьянства, с поэмой-реквиемом «Дом у дороги», в которой оплакана судьба всех, кому выпала горькая доля в военное лихолетье. Поэма «За далью-даль» с её государственным пафосом новых далей не прошла мимо народной трагедии, поэтому рядом с главами «Две кузницы», «Москва в пути», «Огни Сибири», «На Ангаре» органично соседствуют   главы «Друг детства» и «Так это было», в которых автор, как на исповеди, рассказывает о своём отношении к сталинской эпохе.  А какие замечательные образцы лирики можно найти в томиках Твардовского!  И пейзажи, и психологические миниатюры, и философские раздумья.  Поэзия Твардовского  верна традициям русской поэтической классики, традиции Пушкина, Лермонтова, Некрасова, противостоит  натиску авангарда и модернистской изощрённости.  Глубина чувств и мыслей поэта  выражается прозрачным русским языком.

Пусть читатель вероятный
Скажет с книжкою в руке:
– Вот стихи, а всё понятно,
Всё на русском языке…             

                                             ВО ГЛАВЕ ЖУРНАЛА «НОВЫЙ МИР»

Во главе   журнала  «Новый мир» А.Т. Твардовский работал  16 лет. В эти годы  в журнале  печатались такие разные,  волновавшие читателя своими книгами  настоящие художники слова, как В.В. Овечкин, Ф.А. Абрамов, И.Г. Эренбург, В.С. Гроссман, Б.Л. Пастернак,  Г.Н. Троепольский, А.Я. Яшин, Ю.В. Бондарев, Г.Я. Бакланов, Ю.О. Домбровский, В.Ф. Тендряков, Е.Я. Дорош, В.Н. Войнович, Ф. Искандер, В.М. Шукшин, мемуарист генерал А.В. Горбатов.  Жизнь обычных людей на крутых рубежах истории, острые проблемы экономики, недавней истории, преступления сталинского времени – становились предметом художественного и публицистического осмысления.
В журнале при Твардовском были  опубликованы стихи А.А. Ахматовой, С.Я. Маршака, М.И. Цветаевой, Н.А. Заболоцкого, О.Ф. Берггольц, Д.С. Самойлова,  А.В. Жигулина, Е.А. Евтушенко,  А.Т. Прасолова, хотя сам редактор признавал раздел поэзии более бедным, чем проза и публицистика журнала.
А ещё А.Т. Твардовский  открыл всему миру писателя и публициста А.И. Солженицына, опубликовал его повесть «Один день Ивана Денисовича», рассказы «Случай на станции Кочетовка» и «Матрёнин двор». Публиковал, защищал от клеветы, много сил отдал попыткам напечатать запрещённые его сочинения («В круге первом», «Раковый корпус»). И гордился тем, что именно на  страницах  «Нового мира» обрёл голос  узник ГУЛАГа.
Журнал Твардовского стал для советского общества площадкой для честного и свободного обмена мнениями по ключевым вопросам жизни страны. По словам Е.А.Евтушенко, это был «остров правды в мёрзлой луже лжи».  Оплот свободомыслия, журнал вызывал ненависть советского руководства, поэтому беспощадной была цензура, постоянно изымались уже поставленные в очередной номер журнала тексты,  в 1968 г. журнал стал объектом секретного «разносного» постановления ЦК КПСС, в феврале 1970 г. для главного редактора были созданы неприемлемые условия (его ближайшие  сотрудники заменены людьми, с которыми Твардовский работать не стал бы), и главный редактор был вынужден  подать  в отставку, и сразу же  этот здоровый человек был сражён смертельными болезнями. Как напишет в декабре 1971 г. в «Поминальном слове»  А.И. Солженицын, «есть много способов убить поэта. Для Твардовского было избрано: отнять его детище, его страсть, его журнал».

                                                КРЕСТЬЯНИН, МЫСЛИТЕЛЬ И ХОЗЯИН

            Твардовский был не простым человеком, в его характере переплелись черты смоленского крестьянина (родился на хуторе пустоши Столпово 21 июня 1910 г.), любящего землю, умеющего о ней заботиться и её защищать, с чертами нового советского человека, с его верой в коммунистическую партию, её вождей и её идеи.

А.Т.Твардовский на хуторе Загорье. Сентябрь 1943. Фото В.И. Аркашёва

Но с годами жизнь, её опыты, осознание причин побед и бедствий приводили к тому,  что  мужицкая осмотрительность и основательность Твардовского  брали верх над  шапкозакидательскими коммунистическими проектами, оплаченными немалыми человеческими страданиями. История своей семьи, тружеников отца и матери, раскулаченных, сосланных, опозоренных жила в сознании поэта острой занозой, заставляла глубоко думать о людях и противостоящей им бездушной и жестокой Системе. Поэтому рядом с «Василием Тёркиным» появилась после войны сатирическая поэма «Тёркин на том свете» (в середине 1950-х запрещена, потом разрешена, но до сих пор существует на периферии творческого наследия поэта),  пафосные стихи о Сталине были оттеснены горькими раздумьями о сталинском периоде в СССР  в поэме «За далью-даль» и в запрещённой поэме «По праву памяти» (опубликована в СССР лишь в конце 1980-х гг.).  С годами росло в Твардовском чувство хозяина, ответственного за своё слово, за всё, что совершается в его России.

Я жил, я был…
За всё на свете

Я отвечаю головой…

                                                      ТВАРДОВСКИЙ в МОЕЙ ЖИЗНИ

              С поэзией Александра Трифоновича Твардовского (1910–1971) я прошёл всю свою жизнь. В школе делал доклад о поэме «За далью – даль», на литфаке  педагогического института готовил вечер о его поздней лирике, неожиданно для себя присутствовал на похоронах великого поэта в декабре 1971 г. Похороны опального в то время поэта с полицейскими мерами охраны  сыграли большую роль в формировании моего мировоззрения.
А в аспирантуре при МОПИ им. Крупской в 1975 г. профессор А.А. Журавлёва (1920–2001), крупный специалист по военной литературе, предложила мне  тему взаимоотношений А.Т. Твардовского и поэтов военного поколения. Занимался в архивах, видел, как готовит материалы для нового собрания сочинений мужа его вдова М.И. Твардовская. Но оробел с ней познакомиться.
По настоянию своего научного руководителя  перед защитой кандидатской диссертации в феврале 1980 г.  я всё же посетил Твардовских в доме на Котельнической набережной, имел непродолжительную беседу с дочерью поэта Ольгой Александровной, передал автореферат своей диссертации для вдовы поэты, получил от неё письмо.  А позднее возил студентов в родные места А.Т. Твардовского, в д. Сельцо, близ которой до 1931 г. располагался хутор Твардовских, откуда поэт рвался в большую жизнь, но память о котором его не отпускала до конца жизни.

Иван Трифонович Твардовский и Владимир Андреев. 2 мая 1989 г.

В Смоленске я общался с сёстрами поэта Анной Трифоновной  и Марией Трифоновной, сидел на кухне на том табурете, на котором сиживала и мать поэта Мария Митрофановна, глядя в окно, поджидая сына из Москвы.  В  деревне Сельцо несколько раз доверительно разговаривал  с братом поэта Иваном Трифоновичем.  В городе  Починок с большой пользой мы со студентами общались с энтузиастами изучения творчества А.Т. Твардовского, много сил положившими для увековечения памяти великого поэта на его родине  – журналистом П.С. Стародворцевым, заслуженной учителем России В.А. Станкевич, писателем В.Д. Савченковым.  В Мичуринске в мае 1982 г. мне удалось организовать фотовыставку фронтового товарища поэта заслуженного работника культуры Белоруссии В.И. Аркашёва, с которым позже переписывался.  Все разговоры об Александре Трифоновиче стали моим сокровенным «багажом». Много лет студенты с удовольствием  занимались в спецсеминаре по творчеству поэта, который я вёл на филфаке Мичуринского пединститута. Мои статьи о поэзии А.Т. Твардовского, его эстетике и литературной критике, поездках в Загорье публиковались в газетах, в научных сборниках Москвы, Тамбова, Душанбе, Волгограда, Тюмени,  Мичуринска.  Темы, связанные с изучением поэзии А.Т. Твардовского, я включил в два издания моей программы для школьного факультатива «Литературные традиции Тамбовской земли» (М.: Просвещение, 1995 и 1997 гг.).

                                                                   ВАСИЛИЙ ТЁРКИН

               Вот передо мной маленькая книжечка 1942 г. «Василий Тёркин».  Легко спрятать в карман гимнастёрки. Её на военных дорогах носил при себе мой учитель Анатолий Рафаилович Монастырский, капитан, получивший орден Красной Звезды за спасение раненых в прифронтовом госпитале.   В главке «После боя» (впоследствии поэт её сократит, выбросит слова о банке шпрот, даст ей новое название «О войне») уже прозвучали  вещие слова поэта:

Грянул год, пришёл черёд,
Нынче мы в ответе
За Россию, за народ
И за всё на свете.      

              Это первое издание тиражом 75 тысяч экземпляров, самое начало великой книги, которая пришла из народа с помощью великого певца народного подвига во время большой беды и ушла в народ. Ещё ничего не было ясно: состоится ли книга? Будет ли дописана? Какая она будет ?  Как встретит читатель?  Ещё не знал автор, что власть, не увидев в книге  ни Сталина, ни роли Компартии,   вдруг заупрямится и не станет печатать книгу. И только сила поэтического слова, любовь солдата к Василию Тёркину, ожидание новых глав на фронте  сотворила чудо: не только продолжалась публикация глав, но за незаконченную вещь была присуждена Сталинская премия. Отзыв вождя был таков, мол, не испортит же поэт эту вещь концовкой.  Редкая была правдивость в книге стихотворной:

Люди тёплые, живые,
шли на дно, на дно, на дно! 
Или:
Смертный бой идёт кровавый,
Смертный бой не ради славы,
Ради жизни на земле.

Книга «Василий Тёркин». Первое миниатюрное издание 1942 года (сбоку для масштаба приложена спичка). Тираж 75 000 экз.книжки

   Какую главу ни возьми, там и сюжет, и пейзаж, и юмор, и философия жизни и смерти, и оптимизм (без него на войне никак), и память о  родном доме, даже сучок в стене не забыт. Справедливо замечено: ни одной нет другой  русской поэмы, столь любимой в народе. Про образ Тёркина, в котором все черты нашего народа: удаль, смекалка, отвага, стыдливость, любовь к труду и к еде, не прочь и чарочку пропустить, – и говорить нечего. Любили Тёркина во время войны, долго писали автору и после войны. Настоящая народная книга о войне. Читатели, по справедливому суждению А.И. Солженицына, всегда отличали «чудо чистозвонного Тёркина» от других книг, посвящённых войне.

                                                            Я КАК РАЗ ИЗ-ПОД ТАМБОВА

          А. Твардовский был прав, когда  специально разъяснял, что  образ Василия Тёркина сложился из множества фронтовых встреч, впечатлений, разговоров с бойцами нашей армии в самой разной обстановке. И тем не менее автор назвал   имена шести  человек, которые сберегла его память в круговерти журналистских будней: «Мне были дороги люди, с которыми я успел познакомиться, повстречаться,  поговорить на Карельском перешейке». Это были  дважды Герой Советского Союза командир танкист  Василий Архипов, Герои Советского Союза шофёр  Володя Артюх, кузнец-артиллерист Григорий Пулькин,  орденоносец военврач  Макс Наумович Рабинович. В этом списке и два тамбовца:  краснофлотец Александр Посконкин, лётчик Михаил Трусов. Иногда добавляют журналиста Василия Глотова, с лица и фигуры которого художник «Красноармейской правды» О.Г. Верейский создал известнейший и по сути канонический портрет Василия Тёркина. Нам, тамбовцам, приятно, что наши земляки своими подвигами, рассказами о фронтовых делах помогли поэту в создании  обаятельного народного героя.

Герой-Советского-Союза-А.Р. Посконкин в Котовске.

Краснофлотец Александр Романович Посконкин родился 7 января  1919 г. в с. Коптево Тамбовского уезда (ныне Рассказовский район). Ещё до войны переехал в Котовск. Окончил 5 классов, ФЗУ. Работал на пороховом заводе. С 1939 г. в РККА. В феврале 1940 г. в составе особого лыжного отряда участвовал в Финской войне. В столкновении с противником стрелял, бросал гранаты, был силён в рукопашном бою. А когда увидел, что ранен командир, на себе вытащил его в тыл.   В апреле 1940 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В это время он и познакомился с А. Твардовским, корреспондентом газеты «Красная Армия». Поэт пригласил воина к себе в гостиницу, несколько дней  слушал рассказы воина, которые вошли в очерк о нём «Краснофлотец Посконкин».  Потом в  «Книге про бойца» Александр Посконкин прочитал главу «Поединок» о рукопашном бое Тёркина с немцем, угадал многие детали, которые рассказывал поэту. А в главе «О герое» есть и прямое указание на нашего Героя-земляка.

Смотрит он: – А вы откуда?
Отвечаю: так и так.
Сам как раз смоленский буду,
Может, думаю, земляк. 
Аж привстал герой: – Ну что вы,
Что вы,–вскинул головой,–
Я как раз из-под Тамбова
И потрогал орден свой.

             Этим эпизодом  автор  показал: черты Тёркина рассыпаны во всём народе, но сделал он это с некоторой самоиронией: «Ну чего ж ты, Вася Тёркин, лезешь сдуру в земляки?»  После войны около 20 лет прожил А.Р. Посконкин в Котовске, работал на заводе «Алмаз», откликался на просьбы школьников придти и рассказать о войне. Хотя, по словам дочери, не считал своё поведение на войне героическим, делал, мол, то, что и все, кто любит свободу и родину.  Поэтесса и певица Марина Архипова (ур. Соловьёва) жила в детстве в Котовске.  Её предки жили в Коптево, откуда вышел и Герой. Эти обстоятельства обострили память, и Марина Викторовна до сих пор помнит встречи с Героем в своей школе. Высокий ростом, простой в общении,  какой-то светлый, рассказывал о войне, но не пугал, не внушал страх своим рассказом, старался приблизить  время своей героической молодости к своим слушателям. Умер Герой 20 сентября 1973 г., похоронен в Котовске.
Второй тамбовский Тёркин – лётчик Михаил Трофимович Трусов (15.11.1907, Березовка, ныне Умётского р-на–3.01.1977, Кирсанов). Поступок Михаила Трусова был и впрямь невероятный. Когда его однополчанин лётчик Мазаев был подбит, вынужден был посадить  горящий самолёт на лёд лесного озера,  его спасение зависело от удали, точности расчёта его товарищей. Трусов сумел на виду противника посадить свой самолёт на эту же площадку, забрать экипаж к себе на борт и под носом противника взмыть в небо. Об этом случае узнал Твардовский, встречался с Героем. И результат их встречи – стихотворение «Высшая честь». В поэтической форме подробно описан подвиг нашего земляка.

И всё остальное проходит так быстро,
Быстрее, чем этот рассказ.
Один в бомболюки, а двое – к радисту.
И все в самолёте. И – газ!
Тут дерзости мало одной удивляться,
Хоть это и редкий пример.
Тут самое трудное было подняться,
Но Трусов и это сумел.

               Для нас, тамбовцев,   присутствие в народной книге про Василия Тёркина особых тамбовских черточек и строчек – предмет особой гордости, преклонения перед подвигом наших отцов.

                                                             САД НА  ХУТОРЕ  ЗАГОРЬЕ

                С мая  1980 г. я несколько раз  возил своих студентов на родину великого поэта.  На месте хутора Твардовских мы увидели заросли трав, кусты и деревья. Но студентам и мне было памятно пройти по земле Твардовского, побывать в музее поэта, который создал в Сельцовской школе участник войны директор С.С. Селифонов.  В марте 1988 г. в Мичуринске состоялась премьера спектакля «Тёркин на том свете» по поэме А.Т. Твардовского. Спектакль поставил в  студенческом  театре   лауреат Государственной премии РСФСР Г.К. Томилин. Играли в спектакле студенты и МГПИ и Плодоовощного института им. Мичурина. Режиссёру Глебу Томилину, по взглядам – шестидесятнику, не принимавшего сталинский дух и массовые репрессии,   давно хотелось   оживить сатирическую поэму на сцене. Сам написал сценическую композицию. Спектакль вышел ярким, обличающим мертворождённую Систему.
После удачно прошедшей  премьеры я предложил ректору Плодоовощного института  А.И. Завражнову  показать спектакль на родине поэта. Он мне: – А сможешь организовать? Я ответил: Без проблем. Только от Вас нужны саженцы яблонь.  Ректор пообещал и слово своё сдержал.
А мне удалось  созвониться  с братом великого поэта И.Т. Твардовским, уже перебравшимся  в Сельцо на постоянное жительство, руководившим возрождением  своего хутора. Иван Трифонович   с радостью принял моё предложение. И вот в середине мая в районный центр  г. Починок  прибыла наша группа числом 45 человек: мой семинар, артисты студенческого театра.  Райисполком выделил  нам автобус, разместили нас  на ночлег   в общежитии СПТУ.
Иван Трифонович нас поджидал. Обрадовался нашему приезду.  Пошли приветствия, объятия. Встретились два фронтовика, Иван Твардовский, с его изломанной судьбой (фронт, финский плен, советский ГУЛАГ) и воевавший под Ленинградом Глеб Томилин.  Сразу пошли на возрождённый хутор. Трудно было поверить, что ещё недавно это была дикая территория. А теперь  нам предстали все основные строения: дом, баня, кузница. В доме всё, как  было при юном поэте, вся мебель была заново изготовлена умелыми руками Ивана Трифоновича.  Иван Трифонович сказал, что и кузницу,  и  баню опробовали вместе с братом Константином Трифоновичем.  Поэт так описывал свой чудо-хуторок и маленький садик:

На хуторе Загорье
Росли мы у  отца.
Зелёное подворье
У самого крыльца.
По грядкам мак махровый,
Подсолнух, лук, морковь.
На полдень – сад плодовый:
Пять яблонь – пять сортов. 

              Теперь не хватало только сада.  По предложению Ивана Трифоновича  плодовые деревья из Мичуринска   мы бережно  посадили у баньки. Обильно полили водой.  Назову тех, кто сажал сад:  И.Т. Твардовский, автор этих строк,  лауреат Государственной премии РСФСР  участник Великой Отечественной войны Г.К. Томилин, артисты студенческого театра Ирина Кондрашова (ныне известна как специалист-плодовод, вместе с матерью возрождает  сады на о. Валаам), Владимир Рукин (ныне руководитель Тамбовского областного управления статистики), Сергей Коленюк, Василий Хотунцев, Галина Радостева (ныне Пугачёва, канд.с.-х. наук), Татьяна Носенко (ныне канд. наук), Любовь Гадалина (ныне Бухман, работает в Самаре), Олег Козычев (студент филфака МГПИ), Борис Меняйлов (ныне фитодизайнер в г. Сочи), другие артисты,  участники моего  семинара.  Был серый день, моросил дождь.
Спектакль начался в пол-десятого вечера, после вечерней дойки. Сельский народ заполнил клуб. Спектакль продолжался часа полтора. Герои дня – Ирина Кондрашова, ведущая спектакля, Олег Козычев (Твардовский),  Вася Хотунцев (друг Тёркина), Люба Гадалина (Смерть)…  И, конечно, Василий Тёркин в исполнении  Володи  Рукина, студента 2 курса. В самом начале спектакля, когда потребовалось ладонью коснуться сцены,  занозил руку (заноза вошла под ноготь). Но не взвыл от боли, доиграл эпизод и за кулисами сумел выдернуть занозу.  И кровь Володи оросила сцену клуба, построенного на деньги А.Т. Твардовского (в 1961 г. передал свою Ленинскую премию за поэму «За далью–даль»).

В Смоленске. Режиссёр Г.К. Томилин с артистами студенческого театра. Май-1988

К сожалению, сельский клуб,  связанный  с великим поэтом,  более 10 лет назад сгорел и по сию пору не восстановлен. Как сказала Почётный гражданин Починка В.А. Станкевич, много сил положившая на увековечение памяти о поэте в Починке и в районе, в клубе д. Сельцо и в Доме культуры г. Починок  бывали литературные концерты, на празднике в музее «Загорье» самодеятельные артисты из с. Плоское разыгрывают сцены из «Василия Тёркина», но цельный спектакль по сатирической поэме «Тёркин на том свете», показанный в мае 1988 г.  в Сельце,  – событие уникальное.   Растёт на хуторе Загорье  и сад, посаженный нашими руками. Как недавно сказала мне зав. музеем «Хутор Загорье» Т.Н. Иванова, мичуринские яблоки вкусны, хорошо лежат, доставляют большое удовольствие гостям и работникам заповедника.
Годы не властны над любимыми книгами. В книгах А.Т. Твардовского каждый найдёт для себя мудрые, необходимые к случаю строки. Кто о деревне, кто о природе, кто о любви, кто «о жестокой памяти», о народном подвиге, кто о Гагарине,  кого привлекут мудрые поздние строки поэта.

С тропы своей ни в чём не соступая,
Не отступая –  быть самим собой,
Так со своей управиться судьбой,
Чтоб в ней себя нашла судьба любая
И чью-то душу отпустила боль.  

***          

   © Владимир Андреев, член Союза литераторов РФ, лауреат премии им. Е.А. Боратынского

***       

Связаться с редактором

Архив:

Презентация книги об артисте Владимире Зельдине состоялась в «Библио-глобусе»

Презентация книги Елены  Сосниной «Я в основе — всегда художник» состоялась в Мичуринске

В Мичуринске состоится первый межрегиональный театральный фестиваль «На родине Владимира Зельдина»

В литературно-музыкальном музее города Мичуринска открылась  выставка  мемориальных вещей Владимира Зельдина