Мы продолжаем путешествие по Волге вместе с Сергеем  Кусевицким и Александром Скрябиным.  На просьбу о подробностях остановки знаменитых музыкантов в Саратове, нам любезно предоставила материал главный архивист Государственного архива Саратовской области Маргарита Николаевна Шашкина.

Гастроли по Волге  оркестра Сергея  Кусевицкого: Саратов, 1910 год. 

Саратовская консерватория имени Л.В.Собинова

Время от времени я обращаюсь к подшивкам местных газет, сохранившимся в идеальном состоянии в научно-справочной библиотеке Государственного архива Саратовской области.
Но сначала о том, что натолкнуло меня на мысль взять с полки несколько майских подшивок 1910 года, желая ознакомиться с событиями, произошедшими 110 лет назад.
В Государственном архиве Саратовской области  хранится фонд № 407 — фонд Саратовской учёной архивной комиссии (далее — СУАК). Одна из самых заметных фигур в деятельности СУАК  – Александр Николаевич Минх (1833–1912), который занимался комплексным изучением Саратовской губернии: её природных условий, этнографии, истории, археологии.. Жизнь и труды сына своего века, хорошо известны как среди профессиональных историков, так и в кругу краеведов-любителей.  Имя  А.Н. Минха в первую очередь связывают именно с СУАК. Он и стал её членом-основателем в 1886 году, когда это историческое учреждение было создано в Саратове. В архиве сохранилась богатая переписка Александра Николаевича, а корреспондентов у него за годы его многогранной и плодотворной деятельности было немало.
Одним из таких преданных корреспондентов и почитателей А.Н. Минха был дворянин, саратовский нотариус и казначей СУАК Григорий Григорьевич Дыбов-младший (1868 –1920). Как и многие энтузиасты СУАК, этот саратовец обладал кипучей энергией в деле изучения и сохранения истории Саратовской губернии, её культурно-исторического наследия. Ограничимся одним сообщением Г.Г. Дыбова в Аткарск, где постоянно проживал тогда уже почти ослепший его старший друг и наставник Александр Николаевич Минх. Старожил-краевед до своего последнего вздоха, неустанно проявлял интерес и к делам учёной комиссии, и к событиям, происходившим в губернском городе. Именно поэтому и сохранились в переписке А.Н. Минха присланные ему из Саратова программы симфонических концертов Сергея Кусевицкого в период его Первого концертного турне по Волге весной 1910 года. (ф. 407. оп.2. д.729. лл. 37–61).
Среди этих программ, обращает на себя внимание папиросная бумага, которая сохраняет страницы с фотографиями. На обложках буклетов 1910 года – каллиграфическая подпись карандашом «Из архива А.Н. Минха  отъ Г.Г. Дыбова» и штемпель «Высочайше утверждённая Саратовская учёная архивная комиссия. Исторический архивъ». Нет никакого сомнения, что Григорий Дыбов присутствовал на симфонических концертах оркестра Кусевицкого. Буклеты датированы им самим: 10, 11, 19 мая 1910 года.
Выступления проходили в зале тогда ещё музыкального училища на углу улиц Никольской и Немецкой. Консерватория официально будет открыта в «столице Поволжья» лишь двумя годами позже, в 1912 году. Репертуар, представленный слушателям в Саратове, как и исполнители музыкальных произведений, заслуживают того, чтобы поговорить об этом поподробнее.
В небольшом буклете, содержится общая ознакомительная информация. Этот краткий «путеводитель» по гастролям вышел в свет в московской типографии П.П. Рябушинского на Страстном бульваре в Москве. В нём есть, к примеру, сообщение о том, что симфонические концерты Сергея Кусевицкого весной 1910 года были организованы дирекцией Московского концертного бюро. 26 апреля по Николаевской железной дороге оркестр выехал из Москвы в Тверь, а продолжил музыкальное турне уже по Волге, на специально для этой цели арендованном пароходе у братьев Каменских под названием «Первый». Причём пароход шел вне расписания и останавливается лишь в тех городах, в которых  были заявлены концерты.

А.Н. Скрябин на борту парохода «Первый» во время концертной поездки по Волге (1910)

Гастроли были запланированы в городах: Тверь, Рыбинск, Ярославль, Кострома, Н.Новгород, Казань, Симбирск, Самара, Саратов, Царицын и Астрахань. Оркестрантов принимали в лучших городских залах — Дворянском собрании (Тверь), Коммерческом общественном собрании (Н. Новгород), городских театрах (Казань и Астрахань), в концертном зале «Олимп» (Самара).
Здесь же приведены имена солистов этих просветительских концертов в волжских городах российской провинции: пианист-композитор Александр Скрябин; основатель «Московского квартета» скрипач Александр Могилевский; контрабасист Императорских театров Рудольф Эрлих; тенор Московской оперы Зимина Василий Дамаев. Перечислены также имена всех артистов оркестра: от первых скрипок до арфы. Из анонса одного из концертов, размещённого на первой полосе саратовской газеты, мы узнаём и число оркестрантов: 65 («Саратовский  Листок», 12 мая, стр.1).
Заведовал этим сборным оркестром И.В. Липаев — музыкант, издатель, редактор журнала «Музыкальный труженик» и автор книг (в том числе, и о Скрябине). Иван Васильевич Липаев (1865 – 1942) был хорошо известен в музыкальном мире дореволюционной России. В Саратове он работал около десяти лет с момента открытия консерватории, вёл в класс тромбона и тубы в 1912–1921 гг. В библиотеке ГАСО имеется раритетное издание 1904 г.: Ив. Липаев «Оркестровые музыканты».
Программы концертов, данных в поволжских городах, также привлекают наше внимание. Исполняют классику – зарубежную (симфонические произведения Бетховена, Вагнера, Сен-Санса, Листа)   и русскую.  Бросается в глаза, что среди великих имён — от Глинки, Мусоргского и Чайковского до Глазунова и Гречанинова – отсутствуют сочинения С.В. Рахманинова. Впрочем, если посмотреть отзывы прессы, то можно найти упоминание о романсе композитора – «Я не пророк» в исполнении В. Дамаева. Известно, что именно в дебютном концерте Кусевицкого, как дирижёра в Берлине, С.В. Рахманинов в январе 1908 году исполнил свой Второй концерт для фортепиано с оркестром.

Георгий Эдуардович Конюс (1862 — 1933) — русский и советский теоретик музыки, композитор и педагог

В майских гастролях по Волге симфонический оркестр под управлением С. Кусевицкого выступил в Саратове трижды: 10, 11 и 19 мая. Интересен факт, что в зале Саратовского музыкального училища 19 мая 1910 года звучала музыка композитора Г.Э.Конюса. В программе обозначена его музыкальная картина «Лес шумит» по рассказу В.Г. Короленко. Это произведение услышали также в Самаре и Казани.  Буквально через два года Георгий Эдуардович переедет из Москвы в Саратов, чтобы отдать свой педагогический и музыкальный талант становлению первой в российской провинции Саратовской консерватории. С 1912 по 1919 гг. он преподавал в Саратовской консерватории. В 1918 г. стал профессором. С 1917 по 1919 гг. был её директором. До 1920 года, когда он вновь вернётся в столицу, Конюс будет заметной фигурой в музыкальной культуре города.
В числе знаменитых учеников Г.Э. Конюса: Р. Глиэр, А. Гольденвейзер, А. Гедике, Н. Метнер – и А.Н. Скрябин, который брал уроки фортепианной игры ещё до поступления в класс к Н. Звереву. На торжественном акте открытия Саратовской консерватории хор и симфонический оркестр исполнили «Гимн труду» — одно из музыкальных произведений Конюса, которым он же и продирижировал 21 октября 1912 г.

Иван Васильевич Липаев (1865 – 1942) – российский тромбонист, музыкальный критик и литератор, общественный деятель.

Но главная фигура в этом концертном турне по Волге –  конечно, пианист-виртуоз, композитор, чья музыка вызывала горячие споры, неприятие и страстное поклонении. Впрочем, он уже в зените своей всемирной славы – Александр Николаевич Скрябин. В каждом волжском городе Скрябин исполняет свой Концерт для фортепиано с оркестром (ор. 20). И в каждом городе его сопровождает оглушительный успех.
А.Н Скрябин посещал Саратов не только в составе гастрольного коллектива в мае 1910 года. Он приедет в Саратов полтора года спустя  29 ноября 1911 года. Отмечая прекрасное исполнение музыкантом собственных вещей,  З.Губанова в газетной заметке выражает сожаление, что на концерте фортепианной музыки не было Скрябина-симфониста, замечая при этом: «Об исполнении у нас «Экстаза» и «Прометея» и думать нечего из-за невероятной сложности партитур вообще и каждой оркестровой партии в частности» (Саратовский  листок, 1911 г., 1 декабря, 1911 г., с.3).

Сергей Кусевицкий

Для Кусевицкого гений Скрябина – как путеводная звезда. Концертные турне по Волге пройдут ещё дважды – в 1912 и 1914 годах, когда Сергей Александрович будет иметь уже свой собственный симфонический оркестр, но уже без Скрябина. Так сложатся обстоятельства жизни двух музыкантов. В апреле 1915 года великого музыканта не станет, а Кусевицкому предстоит прожить долгую и плодотворную музыкальную жизнь вне России. После неожиданной и трагической смерти композитора дирижер даст несколько благотворительных концертов в память своего кумира. Сборы от этих музыкальных вечеров С. Кусевицкий передаст семье Скрябина. Таким образом, Волга их объединит лишь однажды – весной 1910 года.
Обратимся к саратовской прессе этого периода. «К предстоящим гастролям концертов С.А. Кусевицкого. Г-н Кусевицкий начал свою дирижерскую деятельность сравнительно недавно, но после первых же его выступлений в серии концертов стало видно, что он обладает громадными способностями первоклассного дирижёра. До сих пор его знали, как талантливого и единственного в своём роде виртуоза-контрабасиста. Но от смычка солиста до палочки дирижёра – дистанция огромного размера. За несколько лет отсутствия [в Москве] Кусевицкий много работал на новом избранном им поприще, имея возможность упражняться и совершенствоваться под указанием дирижерских светил. Последнее время он выступал дирижёрам в таких центрах, как Берлин, Вена, Париж, Лондон и др., где, по отзывам иностранной прессы, молодой дирижёр выказал не только талантливость, но и необычайное проникновение исполняемых им как русских, так и иностранных композиторов.

В настоящее время у Кусевицкого возникла идея – познакомить Поволжье с серьёзной музыкой в исполнении лучшего московского оркестра, в котором участвуют лучшие солисты и артисты Императорских театров. В означенные концерты приглашены известный композитор и пианист А. Скрябин и скрипач А. Могилевский» (Саратовские вести (далее — С.В), 4 мая (№95), с. 5).
«Благодаря инициативе, энергии и большим материальным средствам г-на Кусевицкого многочисленная публика приволжских городов имеет возможность  прослушать ряд выдающихся музыкальных произведений русских  иностранных композиторов в исполнении оркестра такого же выдающегося состава. Соединить воедино столько артистических сил не всегда бывает возможно и в Москве, а для провинции такой оркестр и совсем редкость.
Для всего путешествия выработан репертуар пьес, из которого и составлена программа концертов в каждом данном городе. Для меньших городов, где давалось по одному концерту, программа была смешанной (русская и иностранная композиция), для больших, где предположительно дать по три концерта, один посвящается иностранной музыке и два русской.
В первый вечер саратовцы услышали произведения: Бетховена (Седьмая симфония и увертюра к «Эгмонту» Гёте) Вагнера (Вступление в опере «Мейстерзингеры»), Листа (Симфоническая поэма «Прелюдия») и Бруха (скрипичный концерт с оркестром), Сен-Санса («Прялка Омфалы»).
В русском отделении программы (11 мая) стоит дивная красочная «Шехерезада» Римского-Корсакова, чудесная лирика Чайковского (первые две части Пятой симфонии), величественный антракт к III действию оперы С. Танеева и красивый фортепианный концерт г. Скрябина в исполнении самого автора. Солист Скрябин – композитор, всё более и более привлекающий внимание всего музыкального мира своими композициями. Фортепианный концерт относится к сравнительно раннему периоду его творческой деятельности и не представляет особых трудностей для понимания. Будучи прекрасным пианистом, Скрябин  прекрасно справился со своей партией, имел большой успех и сыграл две прелестных вещицы на bis.
Спасибо большое г-ну Кусевицкому за мысль предпринять такое большое утомительное путешествие исключительно из-за культурных целей, не боясь материальных издержек!» (С.В., 13 мая, №103).
Далее следует ироничный пассаж автора газетной заметки в адрес саратовской публики, которая, оказывается, открывая музыкальный сезон, не может наполнить концертный зал даже два раза в год: «Уж эта пресловутая «музыкальность» саратовцев, находящих деньги лишь для Вяльцевой и Паниной, делающих битковые сборы[1] по сумашедшим ценам! – сокрушается корреспондент «Саратовских вестей Ф.А.  Под псевдонимом Ф.А. выступал Фёдор Акимович Пальчинский (1869 —1942) – музыкальный критик, оперный режиссёр, организатор гастролей разного рода трупп.
«Может быть, на третий концерт найдётся довольно публики? Программа интересная и разнообразная», вопрошает автор статьи, а затем перечисляет произведения, в числе которых и «кошмарная» «Ночь на Лысой горе» Мусоргского. Если и это не поможет расшевелить «меломанов–саратовцев», то что ещё можно сказать?!» – вновь вопрошает рассерженный корреспондент.
Справедливости ради, помимо отзыва саратовского репортёра, который, конечно, хорошо знал музыкальные вкусы своих земляков, стоит отметить ещё один отклик – в защиту тех самых «меломанов-саратовцев». На этот раз из уст знаменитой пианистки Ванды Ландовской, также совершившей турне по России. Приехав на Волгу из Парижа в зимний период 1909 года, артистка по возвращению в Европу подробно написала о своём путешествии в Астрахань и Саратов. Её письмо, появившееся сначала на французском языке в Revue Musicall Mensuelle, перевели и опубликовали в местной газете, что было, безусловно, приятно для самолюбия саратовцев. Отметив русскую публику как исключительно внимательную, В.Ландовская отдельно выделяет Саратов, имеющий городское музыкальное училище под руководством фон Экснера и концертный зал на 2000 человек, «построенный с большим вкусом и обладающим совершенной акустикой, какой, пожалуй, и в Париже не найдёшь» («Саратовские  Вести, 16 мая 1910 г. стр. 3.).
К сожалению, объём статьи не позволяет подробно процитировать отклики на концерты оркестра Кусевицкого ещё двух газет, выходивших в Саратове в 1910 году. Заметки в этих изданиях также дают представление о впечатлении гастролей по Волге.
«Саратовский листок» оценивает приезд музыкантов в Саратов как крупное событие местной музыкальной жизни. С.А. Кусевицкий характеризуется как виртуоз-виолончелист и сильный дирижёр, а значительные средства, которыми он располагает, говорят о возможной грядущей славе коллектива.  Сообщается о том, что дирижёр обещал включить в концертную программу произведения А.Н. Скрябина более позднего периода  – Третью симфонию, Божественную поэму, Поэму экстаза, «ибо изумление одних и восторг других делает музыку Скрябина предметом общего и большого интереса» (13 мая, стр.3).
Газета «Волга» даёт краткую информацию о самом дирижёре, который только начинает свой путь к мировой славе. Любопытно читать о молодом, но уже опытном музыканте, крещённом еврее (до крещения Шмуил Шахнов),  в провинциальной газете (к слову сказать, черносотенного и вполне определённого антисемитского толка).
«Если не ошибаемся, за дирижёрским пультом г-н Кусевицкий появился в начале нынешнего года. Но и до этого он был хорошо знаком не только в музыкальной Москве как солист Императорского Большого театра и преподаватель Московского филармонического училища, но, можно сказать, как единственный и удивительный виртуоз на контрабасе, который в его руках  является тем же, чем скрипка в руках Кубелика. Сергей Кусевицкий в 1904 году оставил Москву и отправился концертировать за границей, где в Германии продолжил своё музыкальное образование.
Успех оркестра Кусевицкого в Саратове не только несомненный, но прямо-таки выдающийся. Столько аплодисментов и оваций Саратов давно не расточал. Словом, Кусевицкий оригинальный, яркий и талантливый дирижёр, в исполнении которого интересно слушать даже известную вещь» (газета «Волга», 13.05, с. 3.).

Саратовская пристань, 1906

Газета «Волга» сообщает и о третьем, заключительном, концерте в Саратове, который, наконец, кроме обычного художественного, имел также и материальный успех. Возможно, потому, что концерт посетили губернатор С.С. Татищев и многие видные лица города. «Перед началом концерта по предложению дирижёра оркестра все присутствующие почтили память скончавшегося на днях М.А. Балакирева. Особенный успех выпал на долю уже известного саратовцам тенора В. Дамаева. Концерт окончился в 12 ч. ночи» (21 мая, «Волга»).
Можно только представить, сколько известных нам саратовцев, было тогда на этих майских концертах. Их голоса «доносятся»  до нас в воспоминаниях того времени. Спустя десятилетия мы узнаём вехи судеб кого-то из горожан начала XX века, а некоторые судьбы, увы, не узнаем никогда. Я могу назвать имена многих, кто (помимо нотариуса Г.Г. Дыбова-младшего) аплодировал солистам и оркестрантам, кто пришёл послушать классическую музыку в прекрасный зал музыкального училища, ставшего в 1912 году консерваторией в привычном её архитектурном виде – первой в провинции и третьей в империи. Здание, ставшее визитной карточкой Саратова, было построено по проекту А.Ю. Ягна в 1902 г., перестроено архитектором С.А. Каллистратовым в 1910–1912 гг.
Много, что довелось повидать на своём веку залу, где в 1910 году выступал А.Н. Скрябин и его коллеги по музыкальному цеху. Консерваторский зал долгое время будет называться «Октябрьским»: здесь в 1917 году провозгласят в Саратове советскую власть. Чуть позже в этих стенах пройдет судебный процесс над саратовскими священнослужителями. В январе 1924 года, сразу после смерти В.И. Ленина, в зале соберутся уже другие люди, люди новой эпохи. В их резолюции —  требование: присвоить консерватории имя вождя мирового пролетариата и создателя первого в мире социалистического государства.
Но вот что-то не получилось, инициативу на каком-то уровне не поддержали. Поэтому гораздо позже, в 1935 году, Саратовская консерватория получит совсем другое имя,  музыкальное – легендарного русского певца Собинова. Леонид Витальевич тоже выступал в своё время в концертах, где дирижировал С. Кусевицкий. И первый такой концерт для двух музыкантов состоялся в 1908 году, Берлине, городе, где молодой Сергей Александрович фактически и обрёл дирижёрскую профессию. В этом же году с Кусевицким познакомится и А.Н. Скрябин.  Рассматривая программки симфонических концертов 1910 года, прекрасно сохранившиеся в фонде Саратовской архивной учёной комиссии, восхищаешься этими  образцами полиграфического искусства. Они так много могут рассказать нам не только о содержании музыкальных вечеров в те майские дни, когда Волга уже блестела под ярким солнцем, а в любимых саратовцами Липках благоухала сирень. Кажется, что от этих тонких изящных «тетрадей» неуловимо веет запахом ушедшей в небытие эпохи, страны, культуры.
Мы видим фотографии участников Первого турне по Волге – самого дирижёра и солистов. Читаем краткие биографические данные о композиторах, произведения которых звучат под сводами зала Саратовского музыкального училища на улице Немецкой. Здесь и фрагменты партитур, и доходчивое объяснение сути исполняемой музыки – ведь её будут слушать не только знатоки, но и те, кто тромбон или арфу увидят впервые и впервые услышат звуки полного симфонического оркестра… Конечно, не обходится и без рекламы: нотный магазин Российского Музыкального издательства, открытый в Москве, предлагает ноты и книги по всем отраслям музыкального знания всех русских и иностранных издательств – причём заказы покупателей исполняются быстро и аккуратно, стоит лишь послать телеграмму на Кузнецкий мост, 6.

параход «Первый»

Комментируя итоги первых волжских гастролей симфонического оркестра Сергея Кусевицкого, музыкальная критика отмечала полный успех предприятия у публики: «…Не будь этого турне, возможно, понадобился бы добрый десяток лет, чтобы эта музыка дошла бы до тех городов». Действительно, встреча с московскими музыкантами, с превосходными дирижёром и солистами сделала возможным приобщить к классике «вживую» тех, кто жил и трудился в российской провинции – местную интеллигенцию, губернских и земских деятелей, студентов. Именно осознание своей благородной просветительской миссии заставит С. Кусевицкого вновь организовать «волжскую одиссею»: весной 1912 и 1914 годов его оркестр снова приедет в Саратов.
Предполагалось даже, что один из  симфонических концертов под руководством маэстро мог бы состояться и в октябре 1912 года. По этому поводу во второй приезд в наш город дирижёр вёл серьёзные переговоры с «энтузиастом музыкального просвещения», учредителем и будущим первым директором Саратовской консерватории С.К. Экснером. Тогда полным ходом шла подготовка к её открытию. Известно также, что концерт из произведений Бетховена в красивейшем здании на улице Немецкой предполагалось дать бесплатно. Вот какое музыкальное приношение от столичных музыкантов могли бы получить саратовцы, среди которых, к слову, было немало слушателей из немцев Поволжья, многочисленных жителей губернии. Но осуществить эту идею, к сожалению, не удалось. По настоянию Кусевицкого было решено, что в обязанности каждого преподавателя инструментальных классов будущей консерватории будет входить непременное участие в симфонических концертах. Эта рекомендация была горячо поддержана местным отделением ИРМО. С Кусевицким обсуждались и кандидатуры музыкантов, приглашаемых в Саратовскую консерваторию. И наше учебное заведение  получило первоклассный состав преподавателей (см. подробнее:  В.А. Юзефович «Сергей Кусевицкий: русские годы», М., Т.1, 2004, с. 305–315). Автор ошибается в имени Станислава Каспаровича Экснера, называя его Сергеем (с. 309).
Думая об этих таких далёких уже музыкальных событиях, о том, что последует вскоре за ними, какая новая музыка зазвучит в концертных залах и на просторах огромной страны, хочется как бы приостановить прекрасное мгновенье и на какое-то время вернуть навсегда ушедшее прошлое, услышать его гул. И это можно сделать – хотя бы взяв в руки документы, которые сами стали свидетелями  времени и эпохи.
«Всё  прошло, всё кануло в неозязаемую вечность, и порой кажется, что всего этого не было, а был лишь какой-то странный, фантастический сон». – так писал Н.А Минх  в своей книге «Течёт река  Волга. Рассказы». (М. Советский писатель. 1978. с.532).
Со всеми материалами, которые были использованы для подготовки данной статьи,  можно ознакомиться в читальном зале Государственного архива Саратовской области.

*****

[1] Битковые сборы — выручаемые с битком набитого зала, театра.

*****

© Шашкина Маргарита Николаевна, главный архивист Государственного архива Саратовской области, член Союза журналистов РФ.
Редакция  и подбор фотографий — А.С. Скрябина.

*****

Готовя для журнала «Музеемания» продолжение страницы о вояже 1910 г. по Волге С.А. Кусевицкого и А.Н. Скрябина, обратил внимание на публикацию в Газете «Камертон».(Саратовская консерватория им. Л.В. Собинова). Рубрика «Из истории консерватории». «К 140-летию «несостоявшегося земляка» А.Н. Скрябина». (  № 33(47), декабрь 2011 года). Номер этой газеты  был посвящен предстоящему 100-летию консерватории в 2012 году. В этой публикации В.Е. Ханецкого, оказались также интересные факты не только о самом Александре Николаевиче, но и о его родителях, в 1871 году живших в Саратове. Привожу её полностью:
«1 января 1872 года (20 декабря 1871 года по старому стилю) в зале Саратовского коммерческого собрания (ныне Дом офицеров) состоялся сольный концерт пианистки Любови Петровны Щетининой, в 1869 году с серебряной медалью окончившей Петербургскую консерваторию по классу знаменитого Теодора Лешетицкого. В те годы появление на концертной эстраде женщины-пианистки было не столь уж частым событием. Тем более, со сложной программой: фуга Баха, ноктюрн Рубинштейна, этюд и «Колыбельная» Шопена, а также Венгерская рапсодия и «Лесной царь» Шуберта – Листа. У нас этот давний концерт не мог не вызвать интереса, поскольку Щетинина – девичья фамилия пианистки, в 1870 году вышедшей замуж за небогатого дворянина Николая Александровича Скрябина. В 1871 году Скрябины поселились в Саратове. А концерт Л. Скрябиной состоялся… за шесть дней до рождения сына. Вскоре после концерта Скрябины выехали на рождественские праздники в Москву. Как вспоминала тётя будущего композитора, Любовь Александровна чувствовала себя так скверно, что пришлось её почти на руках нести наверх, а через два часа явился на свет Шуринька. Повремени немного Скрябины с отъездом в Москву, «Шуринька» увидел бы свет в Саратове. Утешимся всё же тем, что Александр Николаевич Скрябин «предполагал родиться» в нашем городе! Гениальные способности мальчика проявились уже в три года – ребёнок безошибочно подбирал услышанные мелодии. Интересный факт: одним из первых учителей Скрябина был учащийся Московской консерватории, будущий профессор Саратовской, а затем и Московской консерваторий Георгий Эдуардович Конюс. Саратов, свою «несостоявшуюся родину», Скрябин посетил всего два раза. В апреле – мае 1910 года он принял участие в грандиозном гастрольном турне по волжским городам, организованном дирижером Сергеем Кусевицким. На пароходе «Первый» в поездку отправился сборный симфонический оркестр, состоящий из шестидесяти пяти музыкантов ( главным образом Большого театра) , а также музыкальные критики и корреспонденты столичных газет. Везли даже «специально построенный для поездки рояль Бехштейн, на котором и играл Скрябин» (Ю. Энгель). Скрябин играл свой концерт одиннадцать раз от Твери до Астрахани. И везде – с выдающимся успехом.
В Саратове состоялись три концерта оркестра – 10, 11 и 19 мая (последний – на обратном пути из Астрахани). Кроме Скрябина солировали музыканты, имеющие европейскую известность: скрипач – А. Могилевский, виолончелист Р. Эрлих и драматический тенор А. Дамаев. 11 мая солистом выступил А. Скрябин, «композитор, всё более и более привлекающий внимание всего музыкального мира.
Исполненный г. Скрябиным фортепианный концерт относится к сравнительно раннему периоду его творческой деятельности и даёт много хорошей музыки, не представляя особых трудностей для понимания. Г. Скрябин, будучи незаурядным пианистом без большого тона, прекрасно справился со своей партией, имел большой успех и сыграл две прелестные вещицы на бис», – писал в «Саратовском вестнике» рецензент Ф. Пальчинский. 29 ноября 1911 года в пятом музыкальном собрании в Большом зале музыкального училища состоялся сольный концерт Скрябина: «Из вещей, исполненных талантливым композитором и симпатичным пианистом, более доступными для понимания оказались пьесы первого отделения. Как пианист Скрябин может доставить много удовольствия – удар его мягкий, несильный, фразировка нервная, что, впрочем, соответствует характеру большинства пьес. Знакомство как с композитором, так равно и с артистом, было интересным», – отметил «Саратовский вестник».

Не будучи профессиональным музыкантом, рецензент не смог до конца понять масштаб композиторского дара Скрябина, его пианистического своеобразия, не уловил его удивительного секрета звукописи, педализации и неповторимой импровизационности исполнения. Правда, нельзя забывать: музыка Скрябина в те годы была недостаточно знакома саратовскому слушателю. Его музыка стала чаще звучать в нашем городе уже после открытия консерватории в 1912 году. В исполнении не только знаменитых гастролеров, но и консерваторских педагогов и их учеников… Поистине глубочайшим и искренним было выражение скорби по поводу безвременной кончины композитора в апреле 1915 года. Концерты его памяти прошли не только в российских городах, но и в странах Европы. С. Рахманинов, соученик Скрябина, дал в России серию концертов, в которых исполнял только его сочинения. Два таких концерта состоялись в Саратове 9 и 10 декабря 1915 года. Нельзя не согласиться с Б. Асафьевым, отметившем в статье «Великая жертва», напечатанной в 1915 году в журнале «Музыка»: «Скрябин сильнее всех после Пушкина своими произведениями заставил нас, русских, поверить в то, что дух человеческий в своей творческой деятельности не нуждается ни в каких доказательствах своей полезности… Скрябин своей музыкой ярче всех и могущественнее всех утвердил желанную свободу духа».  В.Е. Ханецкий

Архив:

Самсон Кацман. Американские страницы жизни знаменитого музыканта Сергея Кусевицкого

Об уникальных поволжских гастролях симфонического оркестра Сергея Кусевицкого, состоявшихся в 1910 году с участием Александра Скрябина