То бурная, властно мятежная,
То тише вечернего дня:
Заря огневая и нежная
На небе взошла для меня.
Простая, спокойно-суровая,
Как правда пряма и ярка,
Чиста, как вода родниковая,
    Как чистый родник глубока.
(Зинаида Гиппус)

13 мая 1947 года исполнилась 4-ая годовщина со смерти Серафимы Павловны Ремизовой — она умерла в Париже в самое тяжелое время войны и немецкой оккупации. Вероятно, только этим и объясняется, что в печати не появилось о ней некролога: С. П. знали в широких кругах и очень ее любили. Серафима Павловна была необыкновенно одаренным человеком с исключительным характером, горячим, прямым и непримиримым — все в ней было значительно.

А.М.Ремизов и С.П.Ремизова-Довгелло. Париж. Конец 1930-х годов

Жизненный путь С. П. — путь русской интеллигентки ее времени. Она родилась в семье крупных помещиков, в имении Берестовец, Черниговской губернии. Детство ее нам известно по книге «Оля», написанной А. М. Ремизовым на основании ее рассказов. Русскую старину С. П. знала с детства, по семейным традициям и архивам, хранившимся в ее родовом доме. Впоследствии она избрала своей специальностью русскую палеографию. С. П. была знатоком русского языка и русской древней письменности. По своей воле, несмотря на несогласие семьи, она покинула дом, поехала в Петербург на Бестужевские Курсы и окончила историко-филологическое отделение. С. П. рано ушла в революцию. Ей была по душе партия социалистов — революционеров, несколько родственная славянофильству. С. П. была арестована и год просидела на Шпалерной. За этим последовала ссылка: Усть-Сысольск, Сольвычегодск, Вологда. Жизнь С. П. была богата встречами: кого она только не знала из видных революционеров — и сверстников и старшего поколения! Брешковская ценила и любила С. П. — Вы нам нужны, — говорила она, — у нас есть генералы и солдаты, а офицеров не хватает. Но С. П. не посвятила себя революции, ее путь был иной. В Вологде С. П. встретилась с А. М. Ремизовым. По окончании срока ссылки Ремизовы жили постоянно в Петербурге. Здесь С. П. окончила Русский Археологический Институт со званием действительного члена. Ее учителями были: Шляпкин, Платонов, Лихачев, Карийский.
С. П. была ценной сотрудницей А. М. Ремизова, и будучи знатоком русской и славянской грамматики, разбирала и растолковывала старинные документы. На квартире Ремизовых в Петербурге бывали представители тогдашней «левой» литературы, начиная с самого ее зарождения: декаденты, символисты, футуристы — Бальмонт, Брюсов, Гиппиус, А. Белый, Блок, Вяч. Иванов, Бурлюки, Хлебников.
Серафима Павловна не писала сама, но обладала слухом точным и верным и была «цензором» и корректором А. М. Она превосходно читала стихи, особенно Блока, и слушавшие ее никогда не забудут ее голоса, ровного и глубокого, без всякого актерства проникавшего в музыкальную сущность стиха.
В Париже С. П. продолжала свою научную деятельность, она была профессором в Школе Восточных Языков и читала лекции по русской палеографии.

Гравер Иван Павлов. Портрет Алексея Ремизова

Глубокая религиозность освещала всю жизнь С. П. Она не терпела компромиссов и сделок — «сглаживания углов», как она говорила. Церковные службы на Страстной неделе отвечали ее вере: ее чувство, пламенное я сильное, никогда не притуплялось. Воскресение Христа было для нее не символическим, а действительным. Многие друзья, конечно, помнят ее на Пасху: она щедро делилась своей радостью и сиянием с теми, кто посещал дом Ремизовых. Серафима Павловна надевала разноцветное ожерелье, два раза обивая им шею. Это была длинная цепочка со множеством маленьких пасхальных яичек — брелоков. Перебирая их, она называла имена даривших: Сомов, Чехонин, Добужинский, Гумилев, Кузмин, Андрей Белый, Блок… После смерти С. П. эти яички были разделены между ее друзьями, но многие — золотые и серебряные — как раз наиболее ценные по памяти, пришлось продать еще прежде, во время последней болезни, в период большой нужды. В дружбе С. П. была как и во всем — горяча, иначе она любить не умела. Зато, не вынося ни в чем равнодушия, иногда становилась взыскательной и властной. С детьми она всегда была терпелива, не допускала насилия и наказаний, и
дети любили ее. Последняя, очень долгая болезнь Серафимы Павловны была мучительна, но свои страдания она переносила с кротостью и мужеством. Она скончалась 13 мая 1943 года.

*****

Впервые опубликовано: О. Андреева. Журнал «Новоселье», №35-36, 1947.


Предлагаем вашему вниманию лекцию сотрудника Рукописного отдела ГМИРЛИ имени В.И. Даля Анны Урюпиной, посвящённую отношениям между Зинаидой Гиппиус и Серафимой Ремизовой-Довгелло.
В составе семейного архива Ремизовых, хранящегося в ГМИРЛИ, сохранилось свыше 100 писем Зинаиды Николаевны к Серафиме Павловне, по которым легко проследить эволюцию их отношений.
Запись лекции здесь:

 *****
Дополнительные материалы:

Кодрянская Наталья. Ремизов в своих письмах
Н.Л. Блищ «Литвинский след» в творчестве А.М. Ремизова
С. С Гречишкин. Архив А. М. Ремизова
Письма А. М. Ремизова к П. Е. Щеголеву