Анастасия Козаченко-Стравинская. «Гражданин города не по прописке, а по сердцу». К 50-летию со дня смерти Игоря Стравинского

/Церемонии прощания с Игорем Фёдоровичем в Нью-Йорке и США в апреле 1971 года — в письмах его детей и родственников (по архивным материалам Фонда семьи Ф.И.Стравинского и его сыновей/

«Туда уводит сей канал, куда Стравинский поканал»
И. Бродский

«И так, наш любимый папочка скончался рано утром 6-го апреля в их новой квартире, после пятнадцатидневного пребывания в госпитале — как мы это только потом узнали il souffrait d’une cedeme pulmonaire [1] (…)» [2] так начинается письмо старшего сына композитора Теодора Стравинского [3] к его кузине Ксении [4], написанное 23 апреля и отправленное из Женевы в Ленинград. Сегодня эти теплые и нежные письма, связавшие две ветви семьи Стравинских после долгой разлуки, драгоценный материал, хранящий в себе удивительные детали событий последних дней Игоря Стравинского.

Федор и Ксения Стравинские, Ленинград, 1974

После некоторых семейных событий, связанных с наследием композитора, Игорь и Вера [5] решили покинуть свой дом в Голливуде на Беверли-Хиллз и поселиться в Нью-Йорке. Квартира была просторная, залитая солнцем, а окна выходили в Централ парк. Трудности со здоровьем беспокоили композитора уже несколько лет и все же он пребывал в бодром расположении духа. Несколько раз он бывал в больнице, однако, как только ему становилось лучше, доктора советовали быть дома: «возьмите его домой — он не любит больничной атмосферы» [6]. Вера в своих письмах вспоминает: «когда мы переехали в новые апартаменты, которые ему сразу же понравились, мы катали его из одной комнаты в другую, а он восторгался всем, даже был рад, что я ему купила канарейку» [7]. Так продолжалось несколько дней, пока не случился отек легких. Доктора сделали все что могли: кислород, круглосуточный персонал, но сердце не выдержало и во вторник 6-го апреля оно остановилось в 5:20 утра.
«Последние 48 часов он не говорил, но гладил меня по щеке и жал руку Бобу [8]. Все медсестры были тоже день и ночь, и главный доктор приходил 3 раза в день, и так как Игорь несколько раз раньше приходил в себя, когда доктора не ожидали уже чуда, то он говорил, что положение очень серьезное, но не теряет надежды, зная его силу воли» [9].
Дети композитора узнали о смерти Стравинского весьма необычным способом, кроме того, они могли вовсе не увидеть отца в последний раз:
«Как только мы тут узнали по радио о смерти отца, я тотчас же послал Вере телеграмму. И первым авьòном полетели в Нью-Йорк, где нас уже ждали Милена [10] с мужем и Светик [11] с женой и сыном. В таких обстоятельствах, несмотря на натянутую атмосферу последних времен, мы хотели, перед гробом Отца протянуть Вере руку» [12].
Не все знают, что похоронных церемоний композитора было две. Первая состоялась 9 апреля в Страстную пятницу в Нью-Йорке спустя три дня после смерти, где «Певцами Грега Смита» [13] была исполнена Pater Noster и Ave Maria. Здесь было не много народу, некоторые друзья и, конечно, дети композитора.
«Мы, т.е. Дэниз [14] и я, прилетев в Нью-Йорк поздно вечером, Милена и Светик, бывшие уже на месте нам сообщают что они Папу увидеть в последний раз не смогли, т.к. гроб уже был закрыт. И действительно, на следующий день, с утра пошедши в Memoreal где был поставлен гроб, мы нашли его закрытым, “by order of M-m Vera Stravinsky” [15]. Но я сказал, что это меня не касается и что во имя детей усопшего и в качестве старшего сына я требую, чтоб нам его открыли, что было сделано. Таким образом — несмотря на приказание Веры (а быть может Крафта?) — мы смогли в последний раз увидеть лик любимого нашего Отца и посидеть часа полтора у его гроба» [16].

Федор и Игорь Стравинские

Вторая церемония была поистине роскошна и многолюдна. Она состоялась 15 апреля в Венеции. «Гражданин города не по прописке, а по сердцу», так назвал мэр Венеции Джорджо Лонго в своем коротком надгробном слове в церкви Сан Джовании и Паоло Игоря Стравинского. Темный ореховый гроб прибыл туда 14 апреля и ночью оставался в часовне Розарио, после чего весь день продолжалась процессия прощания с композитором, а среди пришедших были Николай Набоков, Эзра Паунд, Кшиштоф Пендерецкий, Пегги Гуггенхайм и многие другие. Здесь же вновь встретились дети Стравинского:
«14-го апреля, для похорон в Венеции, мы встретились опять: Светик с сыном, Милена, Дэниз со мной и Китти. Тут все было организовано Крафтом pour la publicité: presse internationale, 54 chanel de Television, photographie, etc [17]. Из всей Европы и Америки. Местные власти не стесняясь говорили, что все это больше для рекламы Крафта, чем в честь Стравинского. (…) Отпевание и похороны были чрезвычайно трогательными: с утра в церковь приходил весь венецианский народ, поклониться перед гробом. Только присутствие Television [18], фотографов и репортеров портило атмосферу. Но все было организовано в виду этого. Итак, Папочка наш любимый нашел свой вечный покой на острове Сан Микеле (где, между прочим, похоронен и Дягилев). Нам будет легко бывать на его могиле, тем более что в Венеции у нас дорогие родственники со стороны Дэниз».
Церемония началась с «Missa Defunctorum» Алессандро Скарлатти 1717 года, а затем прозвучали «Заупокойный песнопения» самого Игоря Стравинского, написанные в 1965-66 годах в исполнении хора RAI и оркестра театра Ла Фениче под управлением Роберта Крафта. Именно это произведение Стравинский завещал исполнить на своих похоронах. У хора под руководством Мино Бординьон было всего два дня на подготовку, однако в репетициях им помогал сам Грег Смит, прилетевший из Нью-Йорка и спевший теноровую партию. В 12:30 последовала религиозная церемония: это был час греко-православных песнопений из литургии за усопших, прочитанных архимандритом Керубимом Малиссиамосом и перемежаемых органными пьесами Андреа Габриели.
Затем гроб перенесли в гондолу, а флотилия во главе с архимандритом направилась к острову Сан-Микеле, где на греко-православной части кладбища был похоронен Игорь Стравинский.
«Почему Венеция? Потому что мы каждый год приезжали в Венецию, он сочинял здесь, он давал концерты – один концерт был особенно выдающийся: в соборе Сан-Марко, где не дают концертов обыкновенно» [19],пишет Вера.

Игорь Стравинский в Венеции, сентябрь 1951 г. Источник фото: bazhovka.ru

Но Венеция не только «город силы»: это город на границе между Восточной и Западной Европой. Сама архитектура города представляет собой попытку объединять оба влияния. А двурелигиозная идентичность города, где сливается греческая и римская конфессии, поразительно отзываются в амбивалентных взглядах Стравинского как на религию, так на его самоопределение как «русского европейца», космополита и странника. И в этом отношении город обеспечивает идеальную сцену для тех, кто живет между этими мирами, существует за пределами любых классификаций, находясь в унисоне, в пульсации этого магического города.
Стравинский был именно таким «пилигримом», удаляющимся от туристического шума в узкие венецианские улочки, где в ритме адриатического бриза танцует белье на веревках; странником, подманивающим кошек и говорящим с ними по-русски, ведь, как говорил композитор, именно с этими существами двух миров «надо разговаривать на родном языке».

Примечания:

[1] Он страдал от отека легких (фр.)
[2] Из письма Федора Стравинского к Ксении Стравинской. Женева, 23 апреля 1971.
[3] Федор (Теодор) Игоревич Стравинский — старший сын композитора. (1907–1989). Художник. Жил и работал в Женеве
[4] Ксения Юрьевна Стравинская — племянница композитора (1906–1979). Архитектор. Биограф Стравинского. Жила и работала в Ленинграде
[5] Вера Артуровна Боссе (1888–1982). Актриса русского немого кино и Камерного театра, художница прикладного искусства, живописец. Жена художника С. Ю. Судейкина и композитора И. Ф. Стравинского.
[6] Из письма Веры Стравинской к Ксении Стравинской. Венеция 6 июля 1971 г.
[7] Из письма Веры Стравинской к Ксении Стравинской. Венеция 6 июля 1971 г.
[8] Роберт (Боб) Крафт (1923–2015). Американский дирижер, музыкальный критик, секретарь И. Ф. Стравинского.
[9] Из письма Веры Стравинской к Ксении Стравинской. Венеция 6 июля 1971 г.
[10] Милена Игоревна Стравинская — младшая дочь композитора (1914–2013). Жила в США в Калифорнии в Лос-Анжелесе.
[11] Святослав-Сулима Стравинский — младший сын композитора (1910–1994), музыкант, пианист. Проживал в США.
[12] Из письма Федора Стравинского к Ксении Стравинской. Женева, 23 апреля 1971.
[13] В 1955 году Грег Смит — американский хоровой дирижёр и композитор, основал и возглавил смешанный хор из 16 певцов при одной из методистских церквей Лос-Анджелеса. Хор получил название «Певцы Грега Смита» (англ. Gregg Smith Singers) и с 1970 г. базировался в Нью-Йорке.
[14] Дениз Стравинская, супруга Федора Стравинского.
[15] По распоряжению мадам Веры Стрвинской (англ.)
[16] Из письма Федора Стравинского к Ксении Стравинской. Женева, 23 апреля 1971.
[17] для рекламы: международная пресса, 54 телевизионный канал, фотографы и прочие (фр.)
[18] Телевидения (фр.)
[19] Из письма Веры Стравинской к Ксении Стравинской. Венеция 6 июля 1971 г.

*****

Автор текста: Анастасия Козаченко-Стравинская, Президент Фонда семьи Ф. И. Стравинского и его сыновей.
Фото предоставлены
Фондом семьи Ф.И.Стравинского и его сыновей.


Читайте также:
 Алла Баева: Стравинский и кино
Либретто оперы И.Ф.Стравинского «Похождения повесы» в переводе на русский язык
Ричард Тарускин: Почему Бартока, а не Стравинского, пропускают? 
— Игорь Стравинский и вилла Дамбартон Оукс: встреча художественных миров
Дом-музей М.Н. Ермоловой: запись кураторской экскурсии по выставке «Неизвестный Стравинский: история одного голоса»


Присоединиться к нам на Facebook