Александр Рюмин.
Александр Блок. Скульптор Лазарь Гадаев (1938–2008)

Осенью 2020 года редакция журнала «Наше наследие» передала в дар Государственному мемориальному музею-заповеднику Д.И.Менделеева и А.А.Блока скульптуру Лазаря Гадаева «Александр Блок», которая ранее находилась в саду особняка редакции. Думаю, Лазарь был бы рад этому обстоятельству. Он мечтал установить в Шахматове памятник Блоку, подобно тому, как это осуществилось с памятниками Пушкину в Москве и Мандельштаму в Воронеже. В течение пяти лет Лазарь разрабатывал блоковскую тему. Он умер, создав несколько пластических решений.

 

Над нами – сумрак неминучий,
Иль ясность божьего лица.
………………………………….
Познай где свет – поймешь, где тьма.
Александр Блок. «Возмездие». 1910–1921.
(Поэма начата в Шахматове)

«Выхожу я в путь, открытый взорам…» – эта блоковская строка из «Осенней воли» может быть ключевой в восприятии скульптурного изображения поэта, созданного Лазарем Гадаевым. В 1999 году, сразу же после завершения работы над памятником Пушкину, Лазарь задумал памятник А.Блоку для подмосковного Шахматова, куда поэт приезжал из Петербурга в продолжение 36 лет в летнюю пору и которое стало теперь историко-литературным и природным музеем-заповедником поэта. Как известно, здесь им было написано около четырехсот стихотворений.
В течение пяти лет, вплоть до начала работы над другим памятником – Мандельштаму (установленным в Воронеже в 2008 году) – Л.Гадаев развивал блоковскую тему, создав несколько небольших по размеру фигур, которые свидетельствовали о его готовности к осуществлению гипотетического проекта.
Что касается портретного сходства гадаевского Блока, то, как кажется, найдено нечто, роднящее хрестоматийный сомовский портрет-маску 1907 года и фотографию Д.Здобнова того же года в стиле романтическо-символистской светописи. При этом то ли материал – бронза (кстати, очень корреспондирующая физическому облику поэта) – то ли четкая проработка формы головы и лица заставляют вспомнить и последние – с решительным взглядом – фотозапечатления, сделанные С.М.Алянским и М.С.Наппельбаумом.


Однако, как всегда, в скульптуре Л.Гадаева доминирует не столько схожесть внешних черт, сколько четко выраженная художественная идея. Какова она в данном случае? Думается, в пластической разгадке поэзии Блока – у него природно-корневое («Учись вниманью длинных трав») соединяется с музыкально-ритмическим («Протяжный голос свой послав / В отчизну скрипок запредельных»).
Во всех блоковских скульптурах Л.Гадаева эта мысль выражена в стремительном движении всей фигуры от плинта-земли ввысь, вплоть до ощущения предельно натянутой струны. И в то же время скульптурный объем развивается не только изнутри, обретая определенность ритма, пластики, но и под натиском окружающего скульптуру пространства, трактуемого как осмысленный образ. Единство «бури и натиска» с «нежной прихотью», столь характерное в поэзии Блока, угадано Лазарем Гадаевым в скульптурной ипостаси поэта.
В том, как Л.Гадаев изобразил Блока, кажется, соединилось многое. И его глубинная укорененность в родной почве – и природной, и культурно-исторической. И его прозорливое, одухотворенное всматривание вдаль. И его уверенность в себе перед судом грядущих поколений. И, наконец, его преданность вселенскому музыкальному напору, через который он воспринимал все факты окружающей его действительности. Так и представляешь его читающего стихи:
О, я хочу безумно жить:

Все сущее – увековечить,
Безличное – вочеловечить,
Несбывшееся – воплотить!

Скульптурное изображение А.Блока, созданное Л.Гадаевым в малом формате, стало символом ежегодно присуждаемой премии журнала «Наше наследие». Две фигуры поступили в собрания шахматовского музея (2003) и Музея М.И.Цветаевой (2004) в Москве, в Борисоглебском переулке.
Один из камерных вариантов памятника Блоку был установлен в саду редакции журнала «Наше наследие», а теперь передан музею-заповеднику «Шахматово».
В художнической биографии Лазаря Гадаева работа над этим, пусть до конца не осуществленным проектом не случайна. Она оказалась важной, связав скульптурные изваяния Пушкина и Мандельштама – через Блока.
Пушкин, Блок, Мандельштам…
Для Лазаря Гадаева скульптурные изображения великих поэтов становились кульминационными в разработке темы, волновавшей его на протяжении многих лет: человек, отмеченный печатью одухотворенного мировосприятия. В них угадываются черты других излюбленных героев его пластики, путников, странников, глашатаев, пророков, созерцающих небо, прислушивающихся к звуку, перекликающихся с тишиной, смотрящих в бездну, шагающих в неведомое, заглядывающих в будущее…


Видео открытия памятника А. Блока

 


Присоединиться к нам на Facebook