Д. Ф. Левицкий Воспоминания о ложе «Белый Лотос»

О лагерях Ди-Пи (diplased person) – их организации, деятельности и жизни в них – мало известно, однако то, что открыто и продолжает открываться современными исследователями, поражает, – в том числе и удивительная культурная деятельность дипийцев: издание книг, журналов, газет; организация школ, театров, проведение концертов, создание литературных и научных сообществ и т.д. И вот совсем недавно в архиве дипийки, эмигрантки второй волны, художницы Вероники Гашуровой был обнаружен оригинал «Воспоминаний» ее отца Дмитрия Федоровича Левицкого о теософической ложе
«Белый Лотос» в дипийском лагере Шляйсхайм.

В черновике Левицкого упомянута некая А.А. – это теософ Анна Алексеевна Каменская, энергией которой было воссоздано теософическое движение в эмиграции. Уже будучи в изгнании в Женеве, А. А. Каменская начала получать письма от русских беженцев-теософов, и скоро, не без ее содействия, стали организовываться новые ложи. Так, в Таллинне родилась ложа «Китеж», в Риге – «Св. Грааль», в Белграде – «Ярослав Мудрый», в Лондоне – «Единение», в Китае, в Тяньцзине, – «Русская Ложа», в Праге – «Васанта», в Женеве – русская ложа «Джордано Бруно», а позднее группа «Владимир Красное Солнышко». В 1925 году за пределами России было уже семь русских лож, связанных с Каменской. На собрании Международного совета Теософического общества А. Каменская внесла проект о создании «Русского Т. О. вне России», на основании объединения русских лож, рассеянных по миру. В это время Т. О. в Советской России было уже закрыто и стало важно сохранить движение за границей. Это давало возможность продолжать теософическую работу по выработавшимся в России традициям.
До войны Дмитрий Федорович Левицкий работал инженером на Киевской ТЭЦ; из-за стремительного наступления войск вермахта на Украину эвакуироваться с семьей не смог и остался на оккупированной
территории. Клеймо коллаборациониста после четырех лет оккупации и заточение в ГУЛаге – вот что грозило теософу Левицкому после войны. И в 1945 году семья оказалась в Германии.
Находясь в дипийских лагерях в Кемптоне, Фюссене и Шляйсхайме, Дмитрий Федорович принимал непосредственное участие в организации русских школ и театральных студий. По воспоминаниям дочери, он любил литературу и поэзию, был активным членом дипийского сообщества.
После переезда в США принимал самое деятельное участие в работе церковно-приходской школы в Флошинге.

ВОСПОМИНАНИЯ

Ложа «Белый Лотос» возникла в 1946 году1 в одном из самых больших русских лагерей для «перемещенных лиц» (DP) в Шлязгайме2 (вблизи Мюнхена, в Германии). Тревожной жизнью жил тогда лагерь. Постоянная угроза репатриации в Советский Союз. Трудность эмиграции в другие страны из голодной и разоренной Германии послевоенного времени. Постоянная неизвестность за свое будущее и будущее своих детей. И какой радостью было для меня, живущего в этом лагере, когда я нашел среди его жителей людей, так же, как и я, интересующихся теософией. Это были З. П. Козлова и А. Н. Васильев. Пошли непрерывные беседы; беседы, отрывающие нас от неприглядной, тревожной действительности, дававшие нам возможность не только легче ее переносить, но находить в ней то, чему она должна была научить нас. Однако у нас не было ни одной теософической книги и никакой связи с тем большим теософическим движением, которое, как мы знали, существует в мире. Мы начали искать возможность найти выход из этого положения. И он скоро представился. Одна из англичанок, стоявшая во главе нашего лагеря, собиралась ехать к себе домой в Лондон на время отпуска. Мы написали письмо, адресованное Теософическому обществу в Лондоне, и попросили ее разыскать его адрес и послать по этому адресу наше письмо. Наша просьба была выполнена, и довольно скоро мы к нашей огромной радости получили письмо из Женевы от Анны Алексеевны Каменской3.

Анна Каменская

Оказалось, что Лондонское теософическое общество, зная что А. А. (Анна Алексеевна Каменская. – Ю. С.) стоит во главе Русского Теософического общества вне России, переслало ей наше письмо. После получения этого письма вся наша внутренняя жизнь резко переменилась. А. А. приняла чрезвычайно близкое и сер-дечное в нас участие. Мы получали почти еженедельно от нее письма, полные благожелательства и самого подробного разьяснения на те вопросы в области теософии, которые мы ей задавали. Начали приходить от нее и книги. А. А. присылала нам всё, что было издано в Женеве по вопросам теософии на русском языке, и ряд книг других издательств. Высылала она также и издаваемый ею «Вестник».
Высылала она также каждому из нас и вещевые посылки. Была она для нас, как горячо любимая мать, заботящаяся и о духовном, и о материальном нашем благополучии. Вскоре к нам подошли еще несколько человек, интересующихся теософией, и вот, когда нас оказалось 7 человек, А. А. посоветовала организовать нам самостоятельную ложу. Она указала нам адрес Акселя фон Фиелиц Канияра, который жил в Мюнхене и, будучи последним председателем Германского Теософического общества4, приступил теперь к его восстановлению. Во время власти Гитлера Общество было закрыто и члены его преследовались. Мы познакомились с Канияром, начали вести переговоры, и он разрешил нам организовать теософическую ложу, которая бы вошла в состав Германского Теософического общества. Это была третья по счету ложа, которая была организована в послевоенной Германии. Назвали мы ее ложей «Белого Лотоса».
Первое собрание ложи состоялось в квартире Канияра в Мюнхене. Председателем ложи был выбран я, а секретарем И. Н. Сиротинский5. Фактическим же председателем и руководителем ложи была А. А. В своих письмах она указывала нам, как проводить собрания, какие книги прорабатывать и как вести нам себя в своей жизни, чтобы быть достойными имени теософа. Последовательно на собраниях, которые были еженедельными, мы проработали «У ног Учителя»6, «Путь к посвящению и совершенствованию человека» А. Безант7 и ее же «Древнюю мудрость». Кроме этого мы получали бюллетень Германского Т[ еософского] О[бщества] и зачитывали его на собраниях в переводе на русский язык, а также вели этическую работу, принимая на себя выполнение того или иного качества. Свои собрания мы начинали чтением и медитацией известной мантрой, написанной А. Безант:

О сокровенный свет, сияющий в каждом существе,
О сокровенная любовь, обнимающая всех в единстве,
Пусть каждый, сознающий себя единым с Тобой,
Знает, что он един с каждым другим8.

А. А. сообщила нам адреса ряда русских теософов, проживающих в Германии и мы вступили с ними в переписку. Особенно плодотворной для ложи оказалась переписка, а потом личное знакомство с Д. П. и Н. П. Рейнке9, живущих тогда в Вюртемберге. Для всех нас они оказались вторыми после А. А. и не менее важными и цельными руководителями нашей работы. Они присылали нам книги для прочтения, делали специальные переводы и давали указания и разъяснения на возникающие у нас вопросы. Обычно письма А. А. и Д. П. и Н. П. Рейнке мы зачитывали на собраниях и решали вопросы дальнейшей переписки. Переписывались мы также с С. В. Комар, посетившей нас в лагере, О. А. Ашигловой10, Р. Лукин[ым]11, Б. Сахаровым12 и Л. Парамоновой13. Кульминационной точкой работы ложи было празднование Дня Белого Лотоса 8 мая 1947 года. Накануне дня празднования к нам в лагерь приехали Д. П. и Н. П. Рейнке и О. А. Ашиглова. Собрание, посвященное Е.П.Б.14 (Елене Петровне Блаватской. – Ю. С.) мы провели на лоне природы в лесу, около которого находился наш лагерь. Н. П. Рейнке сделал доклад на тему (в оригинале далее пропуск. – Ю. С.15) а О. А. Ашиглова рассказала о миссии в мире Е.П.Б. Члены ложи сделали также ряд сообщений.
Весь день мы провели вместе и тот внутренний подъем и светлое состояние, которое возникло у всех членов ложи, запечатлилось на очень, очень долгое время. Свою работу ложа проводила без всякой огласки и не делая никаких публичных выступлений или собраний. Обьясняется это тем, что русское руководство лагеря было в руках очень консервативно настроенных людей, и это руководство, как и многочисленное духовенство во главе с епископом, проживающее в лагере, недоброжелательно относилось ко всем проявлениям духовных исканий, исходящих не от Церкви. Однажды мы получили журнал «Теософист»16, издающийся в Адьяре, где были перечислены названия и адреса всех теософиче-ских обществ. Желая расширить свои теософические связи, мы написали письмо в Адьяр и ряду обществ Южной и Северной Америки. На эти письма откликнулось лишь Т. О. в Соединенных Штатах Америки. Впоследствии Орден Служения этого общества, хотя мы этого и не просили, выслал каждому из членов ложи по вещевой и продовольственной посылке. С середины 1949 года из лагеря началась усиленная эмиграция в Южную и особенно в Северную Америку.
Первым из членов ложи уехал я. Председателем ложи была выбрана З. П. Козлова17, а после ее отъезда А. Ф. Кратчингер18. Из-за дальнейшего разъезда своих членов, ложа «Белый Лотос» прекратила свое существование окончательно в 1951 году. Хотя существование ложи и было кратковременным, но всем ее участникам совместная работа в ложе принесла много духовной радости, помогла легче и спокойнее перенести тяготы лагерной жизни и, безусловно, способствовала их внутреннему росту. Всегда с чуством глубокого почтения и с благодарностью вспоминаю уже покойную Анну Алексеевну Каменскую и с не менее светлым чувством всех членов ложи, между которыми всегда царили полное взаимопонимание, уважение и доброжелательность.  /Д. Ф. Левицкий, New York, Май 1961 г./

Примечания:

  1. «Русское Теософское общество вне России» продолжило в эмиграции работу русского Теософского общества, зарегистрированного в России в 1908 году. Эмигрантские отделения общества были местом встреч русских эмигрантов; через эти отделения эмигранты могли поддерживать друг друга.

  2. Шлянзгайм – или Шляйсхайм (Schleissheim), многонациональный лагерь для перемещенных лиц (diplased person) под Мюнхеном. С 1947 года – мононациональный, русский лагерь. В лагере находилось около 3000 человек.

    3. Анна Алексеевна Каменская (1867–1952) родилась в дворянской семье в Павловске вблизи Петербурга. Раннее детство провела в Германии (в Баварии и Вюртемберге), с девяти до пятнадцати лет – в Женеве, по окончании средней школы вернулась в Петербург. Здесь А. А. поступила на Высшие Женские курсы. А. А. читала лекции и организовывала кружки для интересующихся теософией. В 1909 г. было открыто Русское Теософическое общество, имевшее ряд отделений в городах России. После открытия общества А.А. начала издавать журнал «Вестник Теософии», выходивший 10 раз в год. В 1921 году советские власти решили покончить с «буржуазными объединениями». Незадолго до предполагавшегося ареста, А. А. с подругой Ц. Л. Гельмбольд удалось перейти финляндскую границу. По приглашению д-ра Анни Безант они поселились в Женеве. А. А. активно занималась воссозданием теософского движения в изгнании. В 1925 году за пределами России было уже семь русских лож, координируемых ею. На собрании Международного Совета Т. общества Каменская внесла проект о создании «Русского Т. О. вне России». Это давало возможность продолжать теософическую работу по выработавшимся в России традициям. «Русское Теософское Общество вне России» к 1935 году насчитывало 13 лож.
    В 1886 году в Эльберфельде появилось, под председательством Вильгельма Губбе Шлейдена (1846–1916), первое Немецкое Теософское общество; через некоторое время во главе немецких теософов оказывается Франц Гартман (1838–1912). В 1889 он организует теософский светский монастырь в Асконе. С 1892 Гартман в своем журнале «Цветы лотоса» (1892–1900) печатает переводы индийских священных текстов и переводы Блаватской. Это первое немецкое издание, титул которого украшен свастикой – теософическим знаком. Немецкое Теософское общество было учреждено как национальная ветвь Интернационального Теософского Братства, основанного американскими теософами круга Виллиан Юдж и Кэтрин Тингли. Нацизм и теософия – это особая страница в истории ХХ века. В Третьем рейхе мистике и оккультизму придавалось государственное значение. Генрихом Гиммлером и Альфредом Розенбергом вырабатывалась новая неоязыческая религиозная идеология. Несмотря на то, что к 1928 году Теософское общество насчитывало 45000 членов, с приходом нацистов к власти все филиалы Теософского общества в Германии и на оккупированных территориях были уничтожены. См. URL: https://naukatehnika.com/tajnyieobshhestva-stavshie-predtechami-germanskogo-naczizma.html

  1. Сиротинский Иван Николаевич (1887–1969), один из организаторов теософической Ложи «Белый Лотос» в 1945 году в лагере для перемещенных лиц Шляйcхайм. (Ред.)

  2. Автор труда – Дж. Кришнамурти (1895–1986), индийский духовный учитель. Был известным оратором на философские и духовные темы. (Ред.)

  3. Анни Безант (1847–1933), теософ, писатель, общественный деятель, активный борец за права женщин. Оставила после себя большое литературное наследие. Второй Президент Теософского общества (1907–1933). (Ред.)

    8. В печатном варианте текст исправлен:

    «О сокровенная Жизнь, вибрирующая в каждом атоме;
    О сокровенный Свет, сияющий в каждом существе!
    О сокровенная Любовь, обнимающая всех в единстве!
    Пусть каждый, сознающий себя единым с Тобой,
    знает, что он един со всеми!» (Ред.)

  1. Справочники дают ошибочную информацию о том, что Д. П. и Н. П. Рейнке были супругами. На самом деле, речь идет о брате и сестре Рейнке – Николае Павловиче (1891–1975) и Дагмаре Павловне. Николай Павлович познакомился с учениями теософии еще в России в 1914 году, в С.-Петербурге, где он служил в Сенате. После двух лет жизни в лагерях Ди-Пи, как вспоминает Д.П.,они «переехали в маленький городок в Вюртемберге и там собрали две группы интересующихся теософией. Одна группа состояла из немецкой молодежи, а другая из более пожилых людей – русских беженцев. В то же время мы начали издавать теософический сборник ‘Альба’. В то время достать русскую пишущую машинку было совершенно невозможно. Этот сборник мы посылали для чтения ‘по цепи’. В 1952 году мы получили возможность эмигрировать в Северную Америку». Рейне обосновались в Филадельфии; там они основали теософскую группу и продолжили издание сборника «Альба»; Н.П. подготовил к изданию в сокращенном изложении «Тайную Доктрину» Е. П. Блаватской в издательстве «Trade Press». См. URL: http://www.theosophy. ru/reinke.htm (Ред.)
    10. С. В. Комар, О. А. Ашиглова – информации найти не удалось.
    11. Р. Лукин/а – судя по всему, родственник/родственница известного рижского оккультиста, теософа Лукина Феликса Денисовича (1875–1934), основателя и первого председателя Общества им. Н. К. Рериха в Латвии, почетного советника по отделу науки Музея Рериха в Нью-Йорке, члена-корреспондента Гималайского института научных исследований «Урусвати», известного рижского врача-гомеопата, сооснователя Латвийского медицинского общества, основателя и председателя Совета Общества борьбы с туберкулезом. Поддерживал связь с Рерихами. Его сын Гаральд и близкие также увлекались теософией. (Ред.)
    12. Сахаров Борис Александрович (1900, Ковель, – 1983, Монреаль, Канада) – горный инженер. Первая эмиграция – в Королевстве СХС. После войны уехал в Канаду. Похоронен на русском кладбище в Роудоне. (Ред.)
    13. Л. Парамонова – информации найти не удалось.
    14. Блаватская Елена Петровна (1831–1891) основала в Нью-Йорке, совместно с полковником Г. С. Олкотом и адвокатом У.К. Джаджем, Теософское общество, которое представляло собой всеобщее братство вне зависимости от цвета кожи, расы, пола и верования. Общество ставило целью выявление истины во всех религиях, которая должна помочь расскрыть сверхчувственные силы человека и познать таинственные явления в природе. 15. В печатной версии пропуск восполнен: «Н. П. Рейнке сделал доклады на тему ‘Материя и энергия’, ‘Жизнь и материя’, ‘Дух и материя’». См. URL: http://www.theosophy.ru/files/vestnik12.pdf (Ред.)
    16. Журнал «Теософист» (The Theosophist) начал выходить в Бомбее в 1879 году
    под руководством Елены Петровны Блаватской с целью распространения идей теософии. В 1882 году после переезда Теософского Общества в Адьяр возобновляет свою работу. На сегодняшний день журнал «Теософист» является официальным органом Теософского общества «Адьяр». (Ред.)
    17. З. П. Козлова – вполне возможно, дочь путешественника П. К. Козлова от первого брака, – знакомого Рериха еще по 1910-м годам (см. материалы м/ж конференции «100-летие со дня рождения Ю. Н. Рериха»), а также по знаковой встрече П. К. и Н. Р. в Монголии в 1920-е годы (1926). П. К. Козлов – перво-открыватель мертвого тангутского города Хара-Хото. «При встрече Н. К. Рерих подарил П. К. Козлову фотографию своей картины «Великий Тибетский Учитель» из серии «Знамена Востока» с дарственной надписью и, по всей видимости, книгу «Цветы Мории» (которая сохранилась в музее-квартире П. К. Козлова (по кн. П. Крылова ‘Индийский путь’)». См.: Музей Рериха: URL: https://www.facebook.com/793478310803992/posts/1306499442835207 (Ред.)

    18. Кратчингер Анатолий Ф. (июль 1897 – июнь 1964, Нью-Йорк). О нем упоминает историк эмиграции Р. В. Полчанинов: «…юморист Ксаверий Ухарский (настоящая фамилия Кратчингер) – единственный из православной интеллигенции, кто перешел в баптизм (лагерь Менхегоф)». После войны К. находился в лагере Ди-Пи Менхегоф. Эмигрировал в США. Упомянут как автор монархического журнала «Знамя России», органа Общероссийского Монархического Фронта (ОМФ, 1949–1981). См.: Корнилов А. А. Российская интеллигенция и мир перемещенных лиц стран Европы. URL: http://ivanovo.ac.ru/upload/medialibrary/97a/im-2011-1.pdf (Ред.)

    *****

Опубликовано:  Ю. А. Сандулов в «Новом журнале» №301, 2020 


Присоединиться к нам на Facebook