Из воспоминаний звезды старого Мулен-Ружа

 Не так давно старые парижане оплакивали смерть знаменитой в свое время Гулу, одной из наиболее прославленных этуалей Мулен-Ружа тех времен, когда слава этого учреждешя греме­ла не только на весь Париж, но, кажется, и на всю Европу, привлекая в залы Мулен-Ружа, где лихо канканировали красивые танцовщицы, цвет парижскаго литературнаго и артистическаго Mиpa, не говоря уже об иностранцах, для которых посещение Мулен-Ружа было первым этапом знакомства с Парижем и парижской жизнью.

Тулуз-Лотрек. Жанна Авриль, 1892

Жанна Авриль — последняя оставшаяся в живых участница «кадрили» [прим. ред. —  модель художника Анри Тулуз-Лотрека].  Когда знатные лица и в том числе какой-то министр, осматривая на вернисаже портреты знаменитых канканисток, остановили свой взор и на портрете Жанны Ав­риль, члены выставочного комитета торжествуя, имели честь представить высоким посетителям сам оригинал. Жанна Авриль случайно в этот день приехала из провинции, где живет в насто­ящее время постоянно, и попала на вернисаж вы­ставки своего стараго друга Тулуз-Лотрека.
Прежняя звездочка Мулен-Ружа, ныне ма­ленькая, худенькая старушка, еще очень бодрая, с живыми и веселыми глазами, живет на покое в своем собственном  доме в одном из провинциальных городков департамента Сены и Уазы.

Роланд Дубук. Мулен Руж

Еще будучи ребенком, будущая участница знаменитой «кадрили» обожала танцы, и ее готовили к выступлениям на подмостках Большой оперы. В самом начале карьеры Жанне Авриль при­шлось временно отказаться от танцев. Её воз­любленный запретил ей показываться на сцене, и она должна была зарабатывать свой хлеб другим путем. На выставке Тулуз-Лотрека 1889 г. будущая звезда Му­лен-Ружа скромно сидела в одной из выставочных касс и продавала входные билеты. Но и в этой скромной обстановке она привлекала к себе общее внимание мужчин, которые подолгу задерживались у окошечка и говорили хорошень­кой кассирше комплименты.
По окончании выставки она снова продолжала свою карьеру танцовщицы, и скоро была приглаше­на в Мулен-Руж, который  тогда только строился. Но мол­ва уже готовила этому учреждению большую славу, и было в моде по вечерам ездить на Монмартр и смотреть, как достраивается этот будущей храм шаловливых муз. Даже сам принц Уэльский участвовал в таких вечерних посещениях.

Альфредо Мюллер. Мулен Руж. 1901-1905

С самого открытия Мулен-Ружа он стал излюбленным уголком литературно-артистиче­ской богемы. Бывшая звезда Мулен-Ружа — вспоминает Катюль Мендеса — и целый ряд других поэтов и писателей, бывших в то время постоян­ными завсегдатаями этого веселого учреждения.
Особым успехом пользовались «субботы» Мулен-Ружа, когда при радостных восклицаниях веселой толпы, в зале появлялась колесни­ца, наполненная совершенно голыми девушками, со­хранявшими, однако, по признанию Жанны Авриль, самую строгую стыдливость.

Тулуз-Лотрек. Вьезд в Мулен Руж. Литография. 1893

Знаменитая «кадриль», составлявшая глав­ную славу Мулен-Ружа, и обогатившая его антре­пренера, состояла из восьми танцовщиц и трех танцовщиков. Разудалый канкан, составлявший главную прелесть «кадрили», сопровождался весе­лыми ужинами, организованными антрепренером Цидлером, главным образом, для участниц и интимных гостей Мулен-Ружа, в состав которых входило много мидинеток, а также и про­славленных дам полусвета. На этих ужинах присутствовало много художников, в числе ко- торых Жанна Авриль вспоминает  Жор­жа Гюго, правнука знаменитого поэта,  и русского князя Трубецкого, имевшего в этом веселом кругу уменьшительное имя «Тру-тру».

Знаменитая французская актриса драматического театра и кино Сесиль Сорель в мастерской не менее знаменитого итальянского скульптора Паоло Трубецкого. Париж, 1927.

Нынешняя звезда французской Комеди Сесиль Сорель, в то время юная дебютантка театра «Варь­ете», также была одной из главных участниц этих легкомысленных ужинов под звуки кан­кана.
Потом Жанна Авриль рассказала о своем покойном муже и сыне, а затем о своей одинокой жизни, главная радость которой составляет чтение старых книг, в особенности из эпохи её юности.
Рассказала она, между прочим, о том, что несколько лет тому назад, уже будучи женщи­ной преклонного возраста, она захотела было вос­кресить стиль прежнего Монмартра и дать несколько танцевальных вечеров в костюмах в стиле 80-х годов прошлого столетия, но эта идея так и осталась неосуществленной.
Прощалась старушка с журналистом очень сердечно.
— Завтра, конечно, вы меня опять забудете, — говорила она ему на прощанье.
— Но, во всяком случае, благодарю вас за то, что вы вспомнили обо мне сегодня!



Дополнительные материалы:


Помочь проекту любой суммой

 

 

 

 

 

 


Архив: