Ренэ Герра: С.В. Чехонин — мастер русской графики

Ренэ Герра: С.В. Чехонин — мастер русской графики (1878 — 1936)

 

«Этот замечательный человек мне объяснял технику масте­ров и дал мне чрезвычайно полезные советы для равновесия иногда странных моих композиций и никогда не старался влиять на мое воображение, говоря, что любые и даже невероятные идеи в живо­писи могут быть приемлемы, если они технически хорошо исполне­ны. На мой вопрос, что «хорошо» в искусстве и что «плохо», Чехо­нин ответил: «Не криви душой, сам знаешь разницу». (из воспоминаний  Андрея Лишке)

Сергей Чехонин. Автопортрет. 1932

В историю русского искусства С. Чехонин вошел как замеча­тельный художник книжной графики, портретной миниатюры и росписи по фарфору.
Он родился в 1878 г. в селе Лыкошине Новгородской губернии, недалеко от станции Валдайка Николаевской железной дороги. Еще в детстве, на станции Чудово, через семью Глеба Успенского, прожи­вавшую там, Чехонин познакомился с И. Е. Репиным, Н. А. Ярошенко, Н. Н. Дубовским, архитектором И. В. Жолтовским — это послужило толчком к увлечению искусством и впоследствии дало ему возмож­ность войти в художественные круги Петербурга.
В 1896 г. он поступил в школу Императорского Общества поощрения художеств, где занимался живописью у проф. Я. Б. Ционглинского и Е. А. Сабанеева, а керамикой у В. Шрейбера.

Сергей Чехонин. Две раскрашенные вручную литографии, с изображением букетов полевых цветов и роз на советских фарфоровых вазах

С 1897 по 1900 г.г. перешел в Тенишевскую мастерскую, где учился под руководством И. Е. Репина.
В 1904 г. он поступает в Абрамцевскую мастерскую С. И. Мамонтова. Здесь, совместно с М. А. Врубелем и А. Я. Головиным, под руководством известного керамиста П. К. Ваулина, он выполняет керамические работы по облицовке гостиницы «Метрополь» в Москве и ряд майоликовых панно для зданий в Петербурге. Его стенные орнаментальные композиции во вкусе 18-го и начала 19-го века, цветные уборы, имитации барельефов и т. д. отличались глубоким пониманием стиля.
Позже Чехонин отдался изучению эмали, фарфора, миниатюры. В каждой этой сфере достигал бесподобного технического совершен­ства. Остроте его глаза, тонкости его штриха, виртуозности могли бы позавидовать и самые изумительные из мастеров былых времен.

Сергей Чехонин, Советская фарфоровая тарелка «Плоды и цветы». Государственный фарфоровый завод, 1918 г.

Графиком Чехонин — если не считать его многочисленных ри­сунков политической сатиры, появившихся в сатирических журналах 1904-1906 гг («Зритель», «Маски», «Адская почта») — становится в 1907 году, и в этой области им также создан целый ряд графи­ческих заставок (для «Шиповника» напр.), поразительных по своей виртуозности рисунков к обложкам книг Л. Шестова, Д. Айзмана, А. Измайлова, А. Аверченко, А. Ремизова, Д. Цензора, С. Рафаловича, Г. Лукомского.
Начиная с 1910 г. он становится участником группы «Мир искусства».
В 1912 г. Чехонин получает первую премию на конкурсе новых шрифтов для издательства Лемана.

Сергей Чехонин. Дизайн костюма для снегурочки

Чехонин доводит искусство книжной графики до совершенства. Чехонинская графика выделяется экспрессивностью — сочетая в одном рисунке различные комбинации штрихов и пятен, он добива­ется необыкновенного богатства фактуры. Любимый мотив художника — стилизованные букеты, венки полевых цветов и цветочные гир­лянды. Он, как стилист классического направления, создает из этих любимых компонентов сильные и всегда оригинальные композиции.
В 1913 г., после второй Всероссийской кустарной выставки, он был приглашен специалистом-консультантом по художественным промыслам в министерство земледелия и руководил школой росписи по финифти в Ростове-Ярославском (1913-1917).

Сергей Чехонин. Коломбина: фарфоровая тарелка, Государственный фарфоровый завод, Петроград, 1922 г.

После революции, чехонинское творчество достигает наиболь­шей интенсивности. Он, как и Ю. Анненков, необычайно плодотворно работает как художник книги, создает новые обложки для книг А. Луначарского, К. Бальмонта, К. Чуковского, Г. Гауптмана, Джона Рида, иллюстрации книг, афиши, выставочные плакаты, банковые билеты, новые формы алфавита, государственные печати, портреты- миниатюры, часто на пергаменте, Данте, Л. Толстого, Горького, Ларисы Рейснер, К. Чуковского, физиолога Павлова, музыканта Глазунова, Г. Нарбута, П. Нерадовского и других знаменитостей.
В эту эпоху, когда создавалось абстрактное и конструктивное искусство, Чехонин не остался в стороне и создал абстрактные графи­ческие композиции с необычайным техническим совершенством и виртуозностью.


Чехонин, поистине непревзойденный ку­десник: в тончайшей технической мелочливости Чехонина (хоть в лу­пу рассматривай его цветочки и веночки!), никогда не иссякает трепет живой линии, живой светотени, живого пятна, — чего не скажешь о многих наших графиках… Ни один, пожалуй, не обладает этой чехо- нинской непосредственностью графического вдохновения…. ( Сергей Маковски)


В 1918 г., с организацией отдела изобразительных искусств при Народном комиссариате просвещения, Чехонин стал одним из ведущих сотрудников отдела и художественным руководителем Государственного фарфорового завода. Благодаря ему, туда были приглашены виднейшие живописцы и графики того времени. По его инициативе, в бывшем училище Штиглица был организован живопис­ный цех Государственного фарфорового завода и специальная школа по росписи фарфора для художников. Сам Чехонин в эти годы сделал большое количество композиций и эскизов для завода. В 1923 году вышла его монография со статьями А. Эфроса и Н. Пунина.

Сергей Чехонин. Миниатюра. Букет цветов, 1925 г.

В начале 1928 г., пятидесятилетний художник, столь много работавший за послереволюционное десятилетие, не выдержав новых жизненных условий, уехал заграницу. Этот видный художник русской революции, этот «младший мирискуссник», как многие другие до него, понял, что для его многогранного таланта поле действия становилось все более и более ограниченным, и это его побудило уехать в Париж.
Обосновавшись во Франции, где он прожил восемь лет, Чехонин посвятил свое время декоративным композициям, работал для Нацио­нальной мануфактуры в Севре, для журнала «Vogue», для театра «Летучая мышь» Н. Валиева (1929), для русских балетов Немчиновой (1929-1931). Работал также в области эмалей и ювелирных изделий. Его театральные костюмы были в «декоративно-супрематическом стиле».

Сергей Чехонин. Пять рисунков. 1928

Парижский период его жизни оказался особенно насыщенным и творчески значительным. Чехонин не утратил свой талант, продол­жая творить в «отрыве от родины», вопреки «тамошним» утвержде­ниям, что русский художник не может жить и творить вне России. В 1928 и 1929 гг в Париже были его персональные выставки и он участвовал также в групповых выставках русских художников «парижан».
В последнее время он увлекся изобретенным им новым способом многоцветной печати на материи. Усовершенствованная для этого способа машина, построенная по его чертежам швейцарской фирмой Schusterinsel находилась в городе Вейль на Рейне, недалеко от Базеля. Во время индустриальных опытов Чехонин внезапно заболел и умер от инфаркта в городе Лоррах, 23 февраля 1936 года.

Сергей Чехонин. Девушка в голубом платье

Его жизненный путь не был долог, но зато его творческий путь оказался насыщенным, богатым и предельно разнообразным. Диапазон его дарований был чрезвычайно обширен. Всегда в поисках создания новых невиданных форм, он выдвинулся на первое место в разноо­бразных областях искусства. Будучи отличным театральным декора­тором, портретистом, лучшим из русских художников по фарфору, он был и остается прежде всего — одним из лучших русских графиков. Уже в 1922 г. («Жар Птица» № 8) С. Маковский писал в статье «Рус­ская графика нового века»: «Чехонин, поистине непревзойденный ку­десник: в тончайшей технической мелочливости Чехонина (хоть в лу­пу рассматривай его цветочки и веночки!), никогда не иссякает трепет живой линии, живой светотени, живого пятна, — чего не скажешь о многих наших графиках… Ни один, пожалуй, не обладает этой чехо- нинской непосредственностью графического вдохновения». Изящный, изысканнейший, всегда ювелирно-четкий рисунок Чехонина настолько оригинален, носит такой яркий характер индивидуальности, что узнается безошибочно, с первого взгляда. Недаром графику Чехонина иногда называли «магическим начертанием», а его самого — «чаро­деем».

****

Автор: Ренэ Герра. Впервые опубликовано в сборнике «ALMANACH RUSSE», Париж, 1981 г.



Станьте ДОНАТОМ проекта. Сделайте добровольное перечисление в размере 100 рублей для развития журнала об искусстве.
Наведите камеру смартфона на QR-код, введите сумму и произведите оплату.
При согласии ваша фамилия, как благотворителя, появится в разделе: «Донаты»


Архив:

http://muzeemania.ru/2020/03/11/%d1%80%d0%b5%d0%bd%d0%b5-%d0%b3%d0%b5%d1%80%d1%80%d0%b0_%d1%83%d0%b7%d0%ba%d0%be%d0%b5/

Ренэ Герра. Памяти поэта Екатерины Таубер

Презентация книги Рене Герра и Ирины Кеня «Наследие М.К.Тенишевой»